ТРУДНАЯ НАЗОИНТЕСТИНАЛЬНАЯ ИНТУБАЦИЯ — Фундаментальные исследования (научный журнал)

Острая кишечная непроходимость. Лечение

Поскольку непроходимость кишечника представляет собой осложнение различных заболеваний, нет и не может быть единого способа её лечения. Вместе с тем принципы лечебных мероприятий при этом патологическом состоянии достаточно единообразны. Они могут быть сформулированы следующим образом.

Всех больных с подозрением на непроходимость необходимо срочно госпитализировать в хирургический стационар. Сроки поступления таких пациентов в лечебные учреждения во многом предопределяют прогноз и исход заболевания. Чем позже госпитализируют больных с острой кишечной непроходимостью, тем выше летальность.

При всех видах странгуляционной кишечной непроходимости, как и при любых видах обтурациий кишечника, осложнённых перитонитом, необходимо неотложное хирургическое вмешательство. В связи с тяжёлым состоянием больных может быть оправдана только кратковременная (≤1,5-2 ч) интенсивная предоперационная подготовка.

Динамическую кишечную непроходимость лечат консервативно, так как хирургическое вмешательство само по себе приводит к возникновению или усугублению пареза кишечника.

Сомнения в диагнозе механической кишечной непроходимости при отсутствии перитонеальной симптоматики указывают на необходимость проведения консервативного лечения. Оно купирует динамическую непроходимость, устраняет некоторые виды механической, служит предоперационной подготовкой в тех случаях, когда это патологическое состояние не разрешается под влиянием лечебных мероприятий.

Консервативное лечение не должно служить оправданием необоснованной задержки хирургического вмешательства, если необходимость его проведения уже назрела. Снижение летальности при острой кишечной непроходимости может быть обеспечено, в первую очередь, активной хирургической тактикой.

Хирургическое лечение механической кишечной непроходимости предполагает настойчивое послеоперационное лечение водно-электролитных расстройств, эндогенной интоксикации и пареза желудочно-кишечного тракта, которые могут привести больного к гибели даже после устранения препятствия для пассажа кишечного содержимого.

Консервативное лечение

Консервативное лечение должно целенаправленно воздействовать на звенья патогенеза кишечной непроходимости. Принципы его заключаются в следующем.
Во-первых, необходимо обеспечить декомпрессию проксимальных отделов желудочно-кишечного тракта путём аспирации содержимого через назогастральный или назоинтестинальный (установленный во время оперативного вмешательства) зонд. Постановка очистительной и сифонной клизмы при их эффективности («размывание» плотных каловых масс) позволяет опорожнить толстую кишку, расположенную выше препятствия и, в ряде случаев, разрешить непроходимость. При опухолевой толстокишечной непроходимости желательна интубация суженного участка кишки для разгрузки приводящего отдела.
Во-вторых, необходима коррекция водно-электролитных нарушений и ликвидация гиповолемии. Объём инфузионной терапии, проводимой под контролем ЦВД и диуреза (желательна катетеризация одной из центральных вен и мочевого пузыря), составляет не менее 3-4 л. Обязательно восполнение дефицита калия, так как он способствует усугублению пареза кишечника.
В-третьих, для устранения расстройств регионарной гемодинамики, помимо адекватной регидратации, надлежит использовать реологически активные средства — реополиглюкин, пентоксифиллин и др.
В-четвёртых, весьма желательна нормализация белкового баланса с помощью переливания белковых гидролизатов, смеси аминокислот, альбумина, протеина, а в тяжёлых случаях — плазмы крови.
В-пятых, следует воздействовать на перистальтическую активность кишечника: при усиленной перистальтике и схваткообразных болях в животе назначают спазмолитики (атропин, платифиллин, дротаверин и др.). При парезе — средства, стимулирующие моторно-эвакуационную способность кишечной трубки: внутривенное введение гипертонического раствора хлорида натрия (из расчёта 1 мл/кг массы тела больного), ганглиоблокаторы, неостигмина метилсульфат, дистигмина бромид, многоатомные спирты, например, сорбитол, токи Бернара на переднюю брюшную стенку).
И, наконец, последнее (по порядку, но не по значению) — жизненно необходимы мероприятия, обеспечивающие детоксикацию и профилактику гнойно-септических осложнений. С этой целью, помимо переливания значительных количеств жидкости, используют инфузии низкомолекулярных соединений (гемодез, сорбитол, маннитол и др.) и антибактериальные средства.

Консервативное лечение, как правило, купирует динамическую непроходимость (возможно разрешение некоторых видов механической непроходимости: копростаза, инвагинации, заворота сигмовидной кишки и т.д.). В этом состоит её роль диагностического и лечебного средства. Если непроходимость не разрешается, проведённое лечение служит мерой предоперационной подготовки, так необходимой при этом патологическом состоянии.

Хирургическое лечение

Оперативное лечение острой кишечной непроходимости предполагает хирургическое решение следующих лечебных задач:

  • устранение препятствия для пассажа кишечного содержимого;
  • ликвидацию (по возможности) заболевания, приведшего к развитию этого патологического состояния;
  • резекцию кишечника при его нежизнеспособности;
  • предупреждение нарастания эндотоксикоза в послеоперационном периоде;
  • предотвращение рецидива непроходимости.

Устранение механического препятствия, обусловившего непроходимость кишечника, необходимо рассматривать в качестве основной цели оперативного вмешательства. Хирургическое пособие может быть различным и в идеале оно не только ликвидирует непроходимость, но и устраняет заболевание, вызвавшее её, то есть одновременно решает две из вышеперечисленных задач.

Примером подобных вмешательств может служить резекция сигмовидной кишки вместе с опухолью в связи с низкой обтурационной непроходимостью, ликвидация странгуляционной непроходимости на почве ущемления грыжи передней брюшной стенки путём грыжесечения с последующей пластикой грыжевых ворот и т.д. Вместе с тем подобное радикальное вмешательство осуществимо далеко не всегда в связи с тяжестью состояния больных и характером изменений кишечника. Так, при опухолевой толстокишечной непроходимости хирург иногда вынужден ограничиться лишь наложением двуствольной колостомы выше препятствия, отложив выполнение резекции кишки на некоторое время (на второй этап), когда проведение подобного травматичного вмешательства будет возможным по состоянию больного и кишечника. Мало того, в ряде случаев наложение межкишечного анастомоза и/или закрытие колостомы выполняют уже в ходе третьего этапа хирургического лечения.

Во время операции хирург, помимо ликвидации непроходимости, должен оценить состояние кишечника, некроз которого возникает как при странгуляционном, так и обтурационном характере этого патологического состояния. Эта задача очень важна, так как оставление в брюшной полости некротизированной кишки обрекает пациента на смерть от перитонита и абдоминального сепсиса.

Устранив непроходимость путём радикальной или паллиативной операции, хирург не может завершить на этом вмешательство. Он должен эвакуировать содержимое приводящих отделов кишечника, поскольку восстановление в послеоперационном периоде перистальтики и всасывания из просвета кишки токсического содержимого вызовет усугубление эндотоксемии с самыми печальными для больного последствиями. Методом выбора в решении данной проблемы считают интубацию кишечника через носовые ходы, глотку, пищевод и желудок с помощью гастростомы, цекостомы, аппендикостомы (см. рис. 55-2) или через задний проход.

Рис. 55-2. Декомпрессия кишки путём ретроградной интестинальной интубации через аппендикостому.

Эта процедура обеспечивает удаление токсического содержимого и ликвидацию последствий пареза желудочно-кишечного тракта как во время операции, так и в послеоперационном периоде.

Завершая оперативное вмешательство, хирург должен подумать о том, угрожает ли пациенту рецидив непроходимости. Если это весьма вероятно, необходимо предпринять меры по предотвращению такой возможности. В качестве примера можно привести заворот сигмовидной кишки, который возникает при долихосигме. Деторсия (раскручивание) заворота устраняет непроходимость, но совершенно не исключает его повторения, иногда он развивается вновь в ближайшем послеоперационном периоде. Именно поэтому, если позволяет состояние больного (и его кишечника), выполняют первичную резекцию сигмовидной кишки (радикальная операция, исключающая возможность рецидива этого состояния). Если это невозможно, хирург проводит паллиативное вмешательство: рассекает сращения, которые сближают приводящий и отводящий отделы кишечника и делают возможным заворот, выполняет мезосигмопликацию или сигмопексию (последнее менее желательно, так как подшивание дилатированной кишки к париетальной брюшине чревато прорезыванием швов, а иногда и внутренним ущемлением). Конкретные действия хирурга по профилактике рецидива непроходимости зависят от её причины, они представлены ниже.

Читайте также:  Проба Барре верхняя и нижняя

Основные моменты оперативного вмешательства при непроходимости кишечника

  • Анестезиологическое обеспечение.
  • Хирургический доступ.
  • Ревизия брюшной полости для обнаружения причины механической непроходимости.
  • Восстановление пассажа кишечного содержимого или его отведение наружу.
  • Оценка жизнеспособности кишечника.
  • Резекция кишечника по показаниям.
  • Наложение межкишечного анастомоза.
  • Дренирование (интубация) кишечника.
  • Санация и дренирование брюшной полости.
  • Закрытие операционной раны.

Оперативное лечение острой кишечной непроходимости предполагает интубационный эндотрахеалъный наркоз с миорелаксантами. Проводят широкую срединную лапаротомию. Этот доступ необходим в подавляющем большинстве случаев, так как помимо ревизии всего кишечника во время вмешательства часто выполняют обширную его резекцию и интубацию, а также санацию и дренирование брюшной полости.

Вскрытие брюшной полости необходимо проводить весьма осторожно, особенно при повторных абдоминальных операциях (что нередко при спаечной кишечной непроходимости). Случайное повреждение и вскрытие просвета резко дилатированной приводящей кишки, часто фиксированной к передней брюшной стенке, чревато самыми неблагоприятными последствиями. Из-за контаминации брюшной полости и операционной раны патогенными штаммами кишечной микрофлоры высоко вероятно развитие гнойного перитонита и септической (часто анаэробной) флегмоны передней брюшной стенки, поэтому вскрывать брюшную полость предпочтительно вне зоны послеоперационного рубца.

После эвакуации выпота (по его характеру можно ориентировочно судить о тяжести патологического процесса: серозный экссудат характерен для начального периода непроходимости, геморрагический свидетельствует о нарушениях кровообращения в кишечной стенке, грязно-бурый — о некрозе кишки) проводят новокаиновую блокаду корня брыжейки тонкой и поперечно-ободочной кишки. Для этого используют 250-300 мл 0,25% раствора прокаина (новокаина).

При ревизии брюшной полости необходимо выявить точную локализацию непроходимости кишечника и её причину. Ориентировочно о расположении этой зоны судят по состоянию кишечника: выше препятствия приводящая кишка раздута, переполнена газом и жидким содержимым, стенка её обычно истончена и по цвету отличается от других отделов (от багрово-цианотичной до грязно-чёрной окраски), отводящая кишка находится в спавшемся состоянии, стенки её при отсутствии перитонита не изменены. Важно помнить, что препятствие, обусловившее развитие непроходимости, может находиться в нескольких местах на разных уровнях, именно поэтому необходим тщательный осмотр всего кишечника: от привратника до прямой кишки.

Нередко ревизия кишечника, особенно при «запущенной» непроходимости, бывает затруднена из-за раздутых петель кишечника, которые буквально выпадают из брюшной полости. Недопустимо оставление перерастянутых, заполненных большим количеством жидкого содержимого петель кишечника за пределами брюшной полости в связи с тем, что под силой тяжести они могут значительно натягивать брыжейку, что ещё больше усугубляет нарушения кровообращения в них. В процессе ревизии кишки следует перемещать очень осторожно, окутывая их полотенцем, смоченным в горячем изотоническом растворе натрия хлорида.

Следует предостеречь от попыток вправления их обратно в брюшную полость, поскольку это может привести к разрыву истончённой кишечной стенки. В таких случаях целесообразно в первую очередь опорожнить приводящие отделы кишечника от газов и жидкого содержимого. Лучше всего сразу же выполнить интубацию кишечника посредством трансназального введения двухпросветного зонда Миллера-Эббота, по мере продвижения которого осуществляют отсасывание кишечного содержимого. Назоинтестинальная интубация позволяет осуществить адекватную ревизию брюшной полости, обеспечивает опорожнение кишечника на операционном столе и в послеоперационном периоде.

Назоинтестинальную интубацию выполняют следующим образом. Анестезиолог заводит зонд через нижний носовой ход в глотку, пищевод и желудок. Далее оперирующий хирург захватывает его через стенку желудка и, продвигая вдоль малой кривизны, проводит через привратник в двенадцатиперстную кишку вплоть до связки Трейтца. Вслед за этим ассистент поднимает и удерживает поперечную ободочную кишку, а хирург, пальпаторно определяя наконечник зонда, низводит его в тощую кишку (иногда для этих целей пересекают связку Трейтца). Затем хирург нанизывает тонкую кишку на зонд, проводя последний вплоть до препятствия, а после его устранения — до илеоцекального угла (рис. 48-7).

Рис. 48-7. Назоинтестинальная интубация (схема).

Данную процедуру выполняют при постоянной подаче зонда анестезиологом. Важно следить за тем, чтобы зонд не перегибался и не сворачивался кольцами в желудке или кишечнике. Проксимальные отверстия зонда обязательно должны находиться в желудке, а не в пищеводе, что чревато аспирацией кишечного содержимого. С другой стороны, если все отверстия расположены в кишечнике, может возникнуть опасное переполнение желудка. В ряде случаев может быть необходимо введение в него дополнительного (второго) зонда.

После выполнения назоинтестинальной интубации и обнаружения препятствия приступают к его устранению: пересекают спайки, разворачивают заворот или проводят дезинвагинацию. Устранение обтурационной непроходимости в одних случаях достигают путём энтеротомии, в других — с помощью резекции кишки, наложения обходного анастомоза или колостомы.

После устранения причины непроходимости необходимо оценить жизнеспособность кишки, что при острой кишечной непроходимости бывает одной из самых сложных задач, от правильного решения которой может зависеть исход заболевания. Степень выраженности изменений поражённого участка определяют только после ликвидации непроходимости и декомпрессии кишки.

Основные признаки жизнеспособности кишки — сохранённый розовый цвет, перистальтика и пульсация краевых артерий брыжейки. При отсутствии указанных признаков, за исключением случаев явной гангрены, в брыжейку тонкой кишки вводят 150-200 мл 0,25% раствора прокаина (новокаина), её обкладывают салфетками, смоченными горячим изотоническим раствором натрия хлорида. Через 5-10 мин повторно осматривают подозрительный участок. Исчезновение синюшной окраски кишечной стенки, появление отчётливой пульсации краевых сосудов брыжейки и возобновление активной перистальтики позволяют считать его жизнеспособным.

Нежизнеспособную кишку необходимо резецировать в пределах здоровых тканей. Учитывая, что некротические изменения возникают сначала в слизистой оболочке, а серозные покровы поражаются в последнюю очередь и могут быть мало изменены при обширном некрозе слизистой кишечника, резекцию проводят с обязательным удалением не менее 30-40 см приводящей и 15-20 см отводящей петель кишечника (их отмеряют от странгуляционных борозд, зоны обтурации или от границ явных гангренозных изменений). При длительной непроходимости может быть необходима более обширная резекция, но всегда удаляемый участок приводящего отдела вдвое протяжённее отводящего. Любые сомнения в жизнеспособности кишечника при непроходимости должны склонять хирурга к активным действиям, то есть к резекции кишечника. Если такие сомнения относятся к обширному отделу кишечника, резекцию которого пациент может не перенести, можно ограничиться удалением явно некротизированной части кишки, анастомоз не накладывать, приводящий и отводящий концы кишки ушить наглухо. Рану передней брюшной стенки ушивают редкими швами через все слои. Кишечное содержимое в послеоперационном периоде эвакуируют по назоинтестинальному зонду. Через 24 ч после стабилизации состояния больного на фоне интенсивной терапии выполняют релапаротомию для повторной ревизии сомнительного участка. Убедившись в его жизнеспособности (при необходимости выполняют ререзекцию кишки), анастомозируют проксимальный и дистальный концы кишечника.

Важная роль в борьбе с эндотоксикозом принадлежит удалению токсичного содержимого, которое скапливается в приводящем отделе и петлях кишечника, подвергшихся странгуляции. Если ранее (во время ревизии) интубация кишечника не была выполнена, её следует провести в этот момент. Опорожнение кишечника может быть достигнуто через назоинтестинальный зонд либо путём сцеживания его содержимого в участок, подлежащий резекции. Делать это через энтеротомическое отверстие нежелательно из-за опасности инфицирования брюшной полости, но иногда без подобной манипуляции невозможно обойтись. Тогда через энтеротомию в центре кисетного шва (на участке кишки, подлежащем удалению) заводят толстый зонд.

Читайте также:  Мидокалм таблетки инструкция по применению, аналоги, состав, показания

Операцию заканчивают тщательным промыванием и осушением брюшной полости. При значительном количестве экссудата и некротическом поражении кишечника (после его резекции) необходимо дренировать через контрапертуры полость малого таза и зону максимально выраженных изменений (например, боковые каналы). Учитывая сохранение пареза кишечника в ближайшем послеоперационном периоде и повышенную опасность эвентрации, рану передней брюшной стенки ушивают особенно тщательно, послойно.

Показания к назоинтестинальной интубации

Важным фактором в определении показаний к проведению указанной проце­дуры является визуальная интерпретация функционального состояния желудочно­кишечного тракта и характера патологических изменений со стороны брюшины.

Критерии, которые обосновывают целесообразность применения интубации тонкой кишки, довольно широко представлены в работах многих авторов. Отно­сительно этого вопроса, нами разработаны показания к проведению данной про­цедуры, во многом совпадающие с предложенными другими авторами.

В аспекте вышеизложенного, отдельно хотим остановиться на каркасной функ­ции интестинального зонда. Нецелесообразность отдельного выделения среди целей интубации каркасной цели видим в том, что спаечный процесс в брюшной полости в той или иной степени имеет место почти у всех больных после лапаротомий, что может вызвать в дальнейшем нарушение пассажа кишечного содержимого. Итак, ки­шечный зонд выполняет каркасную функцию на интубированном участке кишечни­ка у всех больных, которым проведено тотальную интестинальную интубацию.

В своей практической деятельности придерживаемся следующих показаний к проведению интубации тонкой кишки (О.А. Беляева, 2000 [11]):

• дилятация петель больше 4 см в диаметре, независимо от того, преобладает в просвете кишки газ или секвестрированная жидкость;

• отсутствие перистальтической активности после эвакуации кишечного со­держимого и новокаиновой блокады брыжейки;

• динамическая НК, при неэффективности консервативной терапии на про­тяжении более 24 часов;

• наличие распространенного перитонита (РП) в токсической или терминаль­ной стадии;

• инфильтрация стенки тонкой кишки, кровоизлияния под серозную оболоч­ку, дряблость, синюшно-багровый цвет кишки;

• с профилактической целью при резекциях кишки с наложением межкишеч­ного анастомоза, ушивании дефекта стенки кишки на фоне перитонита или выраженного пареза;

• повреждение брыжейки тонкой кишки с наличием забрюшинной гематомы;

• при операциях, которые сопровождаются массивным разъединением соеди­нений или ушиванием суженных воспалительным или адгезивным процес­сом петель тонкой кишки;

• при операциях по поводу спаечной НК.

Относительно выбора способа интубации тонкой кишки наше мнение со­впадает с общепризнанным в отечественной литературе. Она заключается в том, что учитывая свои недостатки и отрицательные стороны, НИИ не может быть безальтернативным способом. Предложения о целесообразности приме­нения открытых методик интубации тонкой кишки у больных преклонного и старческого возраста с выраженными изменениями со стороны органов ды­хательной или сердечно-сосудистой систем, у пациентов с чрезмерным весом тела, при тяжелом общем состоянии больных с выраженным эндотоксикозом, не дают возможности хирургу четко определиться относительно выбора спо­соба интестинальной интубации. Это побуждало к поиску критериев, которые дали бы возможность быстро, легко и четко определиться в выборе способа интестинальной интубации.

Что касается этого вопроса, количество осложнений, в первую очередь со сто­роны органов дыхательной системы, непосредственно связанных с НИИ, зависит от степени тяжести состояния пациента.

Мы выделяем следующие критерии выбора способа интубации тонкой кишки у больных, которым показано проведение данной процедуры. Так, открытые ме­тодики применяем при:

• технической невозможности проведения НИИ в связи с анатомическими аномалиями носовых ходов, ротоглотки или пищевода;

• завершении основного этапа оперативного вмешательства наложением вы­нужденных энтеро- или колостом;

• варикозном расширении вен пищевода;

• состоянии больного, которое после проведения предоперационной подго­товки отвечает или превышает 12 баллов, при оценке по шкале APACHE II.

В случае целесообразности проведения НИИ, перед хирургом возникает во­прос о выборе вида последней.

В своей практической деятельности преимущество отдаем тотальной интуба­ции тонкой кишки. Связано это с тем, что на фоне пареза кишечника, с наличием синдромов мальабсорбции и мальдигестии, проведение череззондовой терапии со­стоит в эффективном удалении медикаментозных средств и остатков питательных веществ вместе с секвестрированной жидкостью и газом из просвета кишечника на всем протяжении нефункционирующей тонкой кишки.

Подтверждение правильности избранной доктрины довольно часто наблюдаем во время релапаротомий, когда патофизиологические изменения интубированно- го и неинтубированного участков тонкой кишки имеют значимые различия в виде более выраженной дилятации, отека кишечной стенки и количества секвестриро­ванной жидкости в просвете кишки.

Однако при проведении тотальной НИИ с введением зонда к илеоцекальному углу, на фоне восстановления перистальтической активности кишечника и дви­гательной активности больного, дистальный отдел тонкой кишки соскальзывает с интубатора. Это обуславливает потерю каркасной функции зонда на дезинтуби- рованном участке, что создает условия для хаотичного образования соединений в терминальном отделе тонкой кишки с возможностью развития в дальнейшем нарушения пассажа кишечного содержимого. Следует учитывать и тот факт, что наиболее частым уровнем препятствия при спаечной НК является именно терми­нальный отдел тонкой кишки [12, 17, 29, 68, 81].

Предупредить возникновение данного осложнения можно путем проведения тотальной иммобилизирующей НИИ с введением зонда за баугиниеву заслонку к левому изгибу ободочной кишки.

Нами разработаны следующие критерии применения тотальной иммобилизи­рующей интубации тонкой кишки у больных, которым показана НИИ, а именно:

• наличие у пациента в нижних отделах брюшной полости факторов риска возникновения внутрибрюшинных сращений;

• повышенная склонность организма больного к спайкообразованию.

Под факторами возможного спайкообразования понимаем:

• наличие травмированных участков висцеральной брюшины, включая уши­тые десерозации и наложенные анастомозы;

• дефекты или распространенные травмированные участки париетальной брюшины;

• воспалительные изменения париетальной брюшины и кишечной стенки на фоне перитонита (фибринозного или гнойного).

Существенным недостатком тотальной иммобилизирующей интестинальной интубации является то, что наличие перфоративных отверстий зонда в тонкой и толстой кишках одновременно обуславливает попадание толстокишечного содер­жимого в просвет тонкой кишки вследствие дренирующей функции интубатора. В первую очередь это касается толстокишечной бактериальной флоры, которая является более многочисленной и чужеродной для экосистемы тонкой кишки как в норме, так и при патологии. Это приводит к усилению восходящей транслока­ции микроорганизмов, что усиливает дисбактериоз. Кроме этого, характер тол­стокишечного содержимого определяет быструю обтурацию дренирующего канала зонда, а промыть терминальный отдел длинного назоинтестинального зонда до­вольно тяжело, что создает плохие условия для декомпрессии.

Для предупреждения осложнений, связанных с попаданием толстокишечного содержимого в просвет тонкой кишки при тотальной иммобилизирующей НИИ, в практической деятельности применяем интубационный зонд усовершенствован­ной конструкции (Декларационный патент на изобретение иА 52925 А «Зонд для профилактики спаечной непроходимости терминального отдела тонкой кишки при антеградной интубации кишечника»).

Читайте также:  Избыточный вес и ожирение является фактором риска развития заболеваний Женский журнал читать онлайн

Рис. 6.3. Схема зонда для проведения тотальной иммобилизирующей НИИ

2. Участок зонда без перфоративных отверстий, который заводится во время интубации к левому из­гибу ободочной кишки;

3. Перфорированный участок зонда для дренирования тонкой кишки;

Требованиями к интубационному зонду являются: отсутствие острых углов при складывании зонда, диаметр отверстий не более 2 мм, что достаточно для эваку­ации газа и жидкого компонента химуса. При большем диаметре отверстия могут обтурироваться комочками химуса, фрагментами кишечного эпителия.

Учитывая травматичность процедуры проведения тотальной интубации тонкой кишки, и соответственно — строгие показания к ее применению, разработаны следующие критерии к проведению НИИ лишь проксимальных отделов тонкой кишки (у пациентов, которым показана НИИ), а именно:

• отсутствие показаний к проведению тотальной иммобилизирующей интубации;

• наличие или интраоперационное восстановление эффективной перисталь­тической активности тонкой кишки;

• отсутствие выраженных проявлений интоксикационного синдрома вслед­ствие прогрессирования основной патологии (ЛИИ

ИНТУБАЦИЯ КИШЕЧНИКА

Интубация кишечника (лат. in в, внутрь + tuba труба; син. зондирование кишечника) — введение трубки в просвет кишечника с диагностической и лечебной целью.

В тонкую кишку трубка может быть введена через рот или через нос, через гастростому или илеостому; в толстую — трансанально или через колостому.

Диагностическую Интубацию кишечника применяют с целью получения материала для гистологического, цитологического и прочих исследований. В 1967 г. Фокс (Y. A. Fox) предложил метод слепого зондирования толстой кишки для получения содержимого и биопсии слизистой оболочки толстой кишки.

В 1955 г. Бланкенхорн (D. H. Blankenhorn) с соавт. предложил методику Интубации кишечника, суть к-рой состоит в том, что через нос вводят длинный (8— 10 м) тонкий (1 —1,5 мм) полихлорвиниловый зонд с ртутным утяжелителем. Зонд проходит через весь пищеварительный тракт. Этим способом измеряли длину кишечника, по зонду проводили датчики для определения pH, электрической активности, через зонд получали содержимое для биохимического исследования.

Этот зонд также использовали для введения эндоскопа в толстую кишку и терминальный отдел подвздошной кишки. Метод опасен, т. к. возможны такие осложнения, как перфорация кишки, травмы кишечной стенки зондом или концом эндоскопа. Эти диагностические методы полностью заменены методами эндоскопии, основанными на применении волоконной оптики (см. Интестиноскопия, Колоноскопия).

В 1910 г. Вестерман (Westerman) впервые применил введение через нос трубки в желудок и двенадцатиперстную кишку при лечении перитонита. Мат ас (R. Matas, 1924), Вангестен (О. H. Wangesteen, 1955) успешно применяли постоянную аспирацию содержимого тонкой кишки при механической и динамической кишечной непроходимости.

Для более эффективного отсасывания содержимого тонкой кишки разработаны различные модификации тонких одно- и двухканальных кишечных зондов, которые могут перемещаться по кишке.

Лечебную Интубацию кишечника применяют при парезах и параличах кишечника, при острых воспалительных заболеваниях, после больших и травматических операций на органах брюшной полости, для предупреждения и лечения кишечной непроходимости; для питания больных в раннем послеоперационном периоде, для фиксации кишечника в определенном положении после реконструктивных операций типа операции Нобля (см. Нобля операция).

При лечебной Интубации кишечника эвакуируется содержимое из переполненной и растянутой жидкостью и газами тонкой кишки, т. к. переполнение содержимым приводит к нарушению кровотока в сосудах стенки кишки, тромбозу их, некрозу и перфорации кишечной стенки. С этой целью наиболее целесообразно применение зонда Эбботта — Миллера.

Интубация тонкой кишки через рот или нос может быть применена в дооперационном периоде, во время операции и в послеоперационном периоде.

Методика

С целью подготовки к операции или при попытке консервативного лечения больных кишечной непроходимостью интубация тонкой кишки производится в положении больного сидя или полулежа.

После анестезии, напр. р-ром дикаина, слизистой оболочки глотки через нижний носовой ход зонд проводят в пищевод, а затем в Желудок. Поворачивают больного на правый бок и продвигают зонд до второй отметки (уровень привратника), раздувают манжетку зонда, одновременно производят аспирацию содержимого с помощью вакуум-аппарата. После опорожнения желудка зонд медленно продвигают до третьей метки, и в дальнейшем манжетка вместе с зондом медленно смещается при перистальтике кишки (по 15 — 20 см в час) до уровня 2—3 м. Обязателен рентгенологический контроль, особенно во время прохождения зонда через привратник и по тонкой кишке (до 3—4 раз в зависимости от продвижения зонда).

При проведении интубации на операционном столе зонд вводят вначале в желудок, а дальше по кишке зонд направляет хирург со стороны вскрытой брюшной полости. После проведения зонда головной конец стола приподнимают. Длительность нахождения зонда — 3—7 дней в зависимости от восстановления перистальтики кишечника и проходимости зонда.

Интубация кишечника через рот и нос дает хороший терапевтический эффект, однако проведение зонда (даже зонда Кантора с утяжелителем на конце) при парезе кишки затруднено. Длительное нахождение зонда в кишке может привести к развитию различных осложнений: синуситы, отиты, пневмонии, эзофагиты, стенозы пищевода и глотки, разрывы варикозных вен пищевода, перфорация пищевода, желудка, кишечника.

Используют также интубацию тонкой кишки через гастростому (рис. 1) или илеостому, к-рая может быть произведена ввиду невозможности проведения зонда через рот или нос. Для интубации тонкой кишки через илеостому вводят тонкую длинную резиновую трубку с множественными отверстиями, которая опорожняет значительные отрезки кишки (И. Д. Житнюк, 1965).

Интубацию нижних отрезков толстой кишки иногда используют с целью консервативного лечения заворота сигмовидной кишки. В этих случаях в сигмовидную кишку через ректороманоскоп вводят толстый желудочный зонд.

С целью предохранения швов анастомоза на толстой кишке ряд хирургов применяет трансанальную интубацию толстой кишки. Используют специальной конструкции одно- или двухканальные зонды или толстый желудочный зонд. Зонд вводят во время операции выше анастомоза (рис. 2) на 3—5 дней и удаляют после восстановления функции кишечника.

Библиография: Березов Ю. Е. Хирургия рака желудка, М., 1976, библиогр.; Гальперин Ю. М. Парезы, параличи и функциональная непроходимость кишечника, М., 1975, библиогр.; Дедерер Ю. М. Патогенез и лечение острой непроходимости кишечника, М., 1971, библиогр.; Житнюк И. Д. Лечение динамической непроходимости при перитоните, Вестн, хир., т. 95, № 12, с. 8, 1965; Розанов И. Б. и Стоногин В. Д. О профилактике недостаточности культи двенадцатиперстной кишки после резекции желудка, Хирургия, № 6, с. 31, 1965, библиогр.; Симонян К. С. Спаечная болезнь, М., 1966, библиогр.; Хирургия органов пищеварения, под ред. И. М. Матяшина и др., вып. 3, с. 9 и др., Киев, 1974; Шальков Ю. Л., Нечитайло П. Е. и Гришина Т. А. Метод декомпрессии кишечника в лечении функциональной кишечной непроходимости, Вестн, хир.,т. 118, № 2, с. 34, 1977.,

Ссылка на основную публикацию
Тромболизис или первичное чрескожное коронарное вмешательство при инфаркте миокарда с подъемом st-се
Чрезкожное коронарное вмешательство - Percutaneous coronary intervention Чрескожное коронарное вмешательство ( PCI ) не является хирургическая процедура используется для лечения...
Тренировка зрения на компьютере известные программы-помощники
Упражнения для глаз 1.4 Упражнения для глаз — для того чтобы улучшить зрение и не потерять его из-за ослабления глазных...
Третья волна сезонной аллергии как защитить организм
Аллергия в августе – сезонное обострение Распространенная проблема в последнем месяце лета – появление аллергических реакций. В основном аллергия в...
Тромбоцитопения у новорожденных причины, симптомы, лечение
P61.0 Преходящая неонатальная тромбоцитопения Нарушение здоровья, относящееся к группе геморрагические и гематологические нарушения у плода и новорожденного 162 684 людям...
Adblock detector