Эмпатия в психологии что это простыми словами

Эмпатия

Эмпа́тия (греч. ἐν — «в» + греч. πάθος — «страсть», «страдание», «чувство») — осознанное сопереживание текущему эмоциональному состоянию другого человека без потери ощущения внешнего происхождения этого переживания [1] . Соответственно эмпа́т — это человек с развитой способностью к эмпатии.

«Эмпатия» не имеет связи с какими-либо определёнными эмоциями (как, например, в случае со словом «сострадание») и в равной мере применяется для обозначения сопереживания любым эмоциональным состояниям. Значение термина может несколько различаться в зависимости от контекста. Так, в медицине эмпатией часто называют то, что в психологии называется «активным слушанием» — понимание эмоционального состояния другого человека и демонстрацию этого понимания. С точки зрения психологии способность к эмпатии считается нормой. В фантастических произведениях способность к эмпатии часто связывается (в разной степени) с теми или иными проявлениями экстрасенсорики, каковые доступны не всем людям. Термин «эмпатия» введён Эдвардом Титченером. Одно из первых определений эмпатии сделал в 1905 году Зигмунд Фрейд: «Мы учитываем психическое состояние пациента, ставим себя в это состояние и стараемся понять его, сравнивая его со своим собственным» [2] .

Содержание

  • 1 Эмпатия в научной и научно-популярной литературе
  • 2 Эмпатия в художественной литературе
  • 3 Эмпатия в фильмах и масс-культуре
  • 4 Источники
  • 5 См. также

Эмпатия в научной и научно-популярной литературе [ править ]

. для описания семантических противопоставлений, связанных с учетом точки зрения, был введен термин эмпатия: носитель точки зрения — это фокус эмпатии говорящего, т. е. тот исходный пункт, в который помещает себя говорящий и на базе которого он строит имена для других объектов. В работе (Yokoyama, Klenin 1976) была сделана попытка применить понятие эмпатии для описания семантики ВМ в русском языке — в частности, для объяснения фактов отсутствия ВМ, ожидаемых в контексте рефлексивной конструкции. Авторы утверждают, что отсутствие ожидаемого ВМ в случае 3-го и не 3-го лица имеет разные источники: при антецеденте в 1-м лице «рефлексивизация не имеет места, если говорящий полностью идентифицирует себя с антецедентом. Если же говорящий в том или ином смысле психологически отдален от того своего аспекта, который проявляется в высказывании, тогда употребляется ВМ». [3]

Эмоциональное начало в человеке, в особенности его способность к воображению, порождает такие его качества, как эмпатия ― сочувствие, сопереживание. Это свойственно всем людям, но особенно важно для художника. В современной западной культуре и психологии эта способность, обозначаемая как эмпатия, также понимается как пассивно-созерцательное отношение к состояниям и переживаниям другого человека. Так, современный американский психолог Карл Роджерс утверждает: «Быть в состоянии эмпатии означает воспринимать внутренний мир другого точно… Как будто становишься этим другим, но без потери ощущения «как будто»… Должен оставаться оттенок «как будто»… Если этот оттенок исчезает, то возникает состояние идентификации… Это означает временную жизнь другой жизнью, деликатное пребывание в ней без оценивания и осуждения». Однако такое понимание эмпатии снимает свойственные ей, как считают другие исследователи, сочувствие, сопереживание как активное отношение к ее объекту, которые рождаются на основе воображения. [4]

Трудно отождествлять эмпатию и с процессом только вчувствования, как считали Т. Липе и Л. Выготский. По крайней мере художественную эмпатию, так как она предполагает не столько отождествление себя с объектом, сколько воображаемое соотнесение с ним. На это, например, указывает психолог А. А. Бодалев, считающий высшим уровнем воображения способность «к мысленному воссозданию особенностей переживания другого человека не только в отдельных ситуациях, а на протяжении всего процесса взаимодействия с ним». Вот это мысленное, эмоциональное воссоздание объекта эмпатии в творческом процессе является одним из условий создания художественного образа. И сама эмпатия есть процесс углубления в предмет творчества. Поэтому «я больше не говорю «состояние эмпатии», ― пишет Карл Роджерс, ― потому что думаю, что это скорее процесс, чем состояние… Он подразумевает вхождение в личный мир другого и пребывание в нем «как дома». Он включает постоянную чувствительность к меняющимся переживаниям другого ― к страху, или гневу, или расстроенности, или стеснению…» Но этот процесс не должен все же приводить к полной идентификации с объектом, как считают некоторые исследователи, так как в этом случае художник может разрушить себя как личность и даже погибнуть, уподобясь Дориану Грею («Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда), Френхофферу («Неведомый шедевр» Оноре де Бальзака), Черткову («Портрет» Николая Гоголя) или Клоду («Творчество» Эмиля Золя). Поэтому прав Карл Роджерс, считающий, что эмпатию «могут осуществить только люди, чувствующие себя безопасно в определенном смысле: они знают, что не потеряют себя в странном или причудливом мире другого и что смогут успешно вернуться в свой мир, когда захотят… Быть эмпатичным трудно. Это означает быть ответственным, активным, сильным и в то же время ― тонким и чутким». В целом процесс эмпатии можно определить как соотношение моего Я с объектом, которое направлено в меня. И в этом смысле определение эмпатии как способности «формировать воображаемое Я, Я-образа, способности становиться на точку зрения этих Я кажется правомерным. Однако наряду с эмпатией в процессе художественного творчества (и творчества вообще) большое значение имеет эмоционально-интеллектуальная способность к симпатии. И если эмпатия направлена от объекта к себе, то симпатия направлена вовне. Это процесс соотношения опыта моего Я с тем внешним, что адекватно или близко к моему опыту. Даже в обыденной жизни мы говорим: «Этот человек симпатичен мне», т. е. во мне существует внутреннее расположение к нему. Причем характерной чертой симпатии является одобрительное, позитивное отношение к ее объекту. [4]

Именно потому так неуловим облик Миронова-Мышкина, неопределим. Самое в нем главное (и самое дорогое зрителю, как я думаю) ― обезоруживающая раскрытость, бесконечность. Миронов-Мышкин столь же искренен, сколь проницателен, а можно сказать, что и проницаем: истинная болезнь его в том, что он чувствует себя каждым человеком, который оказывается в его орбите, и берет на себя его страдания (быть может, и не желая того). Болезнь эта ― еще и кинематографическая, болезнь зрителя, и Бортко, кажется, первый это понял. Присвоение чужого взгляда ― эмпатия ― сострадание: вот ход этой болезни. И как раз поэтому Миронова-Мышкина не понять еще и без всех остальных участников фильма. Есть в «Идиоте» одна черта, которая не то чтобы доказывает, что Бортко снимал «по Бахтину», а скорее подтверждает художественную верность бахтинских наблюдений. Бахтин во всей своей книге о Достоевском ни разу не употребил слова «персонаж». То есть нет разделения действующих лиц на главных и второстепенных: «сознанию героя автор может противопоставить лишь один объективный мир ― мир других равноправных с ним сознаний». Так получилось и у Бортко. [5]

Еще один факт: женщины более склонны плакать и говорить о своих бедах в ответ на рассказы других о своих неприятностях. Мужики сохраняют твердость. Всё не так просто. Российский психолог Татьяна Гаврилова установила, что есть разница между полами в таких тонкостях, как сочувствие и сопереживание (это разные виды эмпатии). Если дело касалось взрослых или животных, мальчики проявляли больше сопереживания, а девочки ― сочувствия. По отношению же к сверстникам все было наоборот. [6]

Читайте также:  Продукты увеличивающие количество спермы

Эмпатия в художественной литературе [ править ]

— Ничто не даёт человеку права быть таким ублюдком, — сказал Порлок.
— Не может ли он отключиться от нас? — спросил Харфекс, биолог, другой хайнит.
— Это — как слух, — сказала Олеро . — Эмпатия работает не зная отдыха, она всегда включена. Он слышит наши чувства независимо от того, хочет ли он этого или нет.

Выражение счастья в глазах и на всем лице, с которым элегантная красотка вглядывается в рулончик туалетной бумаги, либо раскрывает шкаф так, словно это дверь пещеры Аладдина, мгновенно передаётся каждому. В этой эмпатии, возможно, умещается и зависть и даже немного раздражения, ибо каждому известно, что он-то не мог бы так же восхищаться, отхлебывая этот лимонад, или пользуясь такой бумагой, что в эту Аркадию попасть невозможно, но её светозарная погода делает своё дело. Впрочем, мне с самого начала было ясно, что, совершенствуясь в борьбе товаров за существование, реклама покорит нас не путём постоянного улучшения товаров, а в результате постоянно ухудшающегося качества мира. Что же нам осталось после кончины Бога, высоких идеалов, чести, бескорыстных чувств в забитых людьми городах, под кислотными дождями, кроме экстаза дам и господ из рекламных роликов, расхваливающих кексы, пудинги и кремы как пришествие Царства Небесного?

. эмпатия встречается не так уж редко. Большинство разумных существ в той или иной степени обладают ею, в противном случае они никогда не стали бы цивилизованными.

Я смотрела, как свисают вдоль тела Ивановы длиннопалые руки. Я знала, что хочу этого парня изо всех сил, так что у меня от желания ноги подкашиваются. Дышать было нечем. Одновременно я думала, что через минуту-другую это увидят все. Мы отучились уже два года. Все тренировались замечать, как меняются скорость и глубина дыхания, цвет кожи, как выступают маленькие капельки пота на лбу и над верхней губой. Называется «эмпатия». По ней был даже отдельный спецкурс. У меня отчетливо пульсировали кончики пальцев. В окнах покачивались ветви, плывущие в золотом свете, словно укроп в абрикосовом джеме. Директор Неведомская подошла ко мне. От нее пахнуло духами и потом.
― Твоя задача ― докричаться до него, ― тряхнула копной черных завитков, звякнули цыганские монисты, ― понимаешь? Я кивнула и посмотрела на Ивана. [7]

― Не только одну. Как минимум две разных неправды. Нашу и ихнюю… Он говорил и дальше, но мне было уже неинтересно. Я отлетел от окна и включил гипероптику. Изба заиграла всеми цветами радуги, и на маниту появились два крупнозернистых силуэта ― Грым и пузатый мужик напротив. Но я не испытал к нему обычной для толстяков эмпатии. [8]

Кеша вдруг понял, что сестричка сейчас подойдет к трем старым выдрам ― и на ухо расскажет им все-все. И его возьмут прямо здесь. Он не знал, как это будет выглядеть, но слышал ― запрут в тюремном сне, из которого можно будет просыпаться только в тот же самый тюремный сон… И никакой Ян Гузка ему не поможет, потому что на Кеше недостаточно черной шерсти, чтобы вызвать у великого гуманиста эмпатию и сострадание… Кеше захотелось побежать к выходу из группового сна ― но он понимал, что такая реакция выдаст его с головой. Он несколько раз глубоко вздохнул, обвел глазами площадь и снова посмотрел на сестричку. Она уже исчезла. [9]

Эмпатия в фильмах и масс-культуре [ править ]

По мне, репликантов можно убивать. Они холодны и бессердечно жестоки. Они неспособны к эмпатии — это именно то, на чём их ловит тест — им всё равно, что случится с другими существами. [10]

Эмпатия: то, что делает нас людьми

Евгения Чернышёва 27 октября 2017

Представьте, что ваш лучший друг случайно ударил себя молотком по большому пальцу руки. Представили? И наверняка физически ощутили щемящую боль в том же месте. Или вообразите голос смеющегося человека. Вы не знаете, над чем он так потешается, но все равно невольно улыбаетесь — вам тоже весело. Как нам удается оказаться в «чужой шкуре» и ощущать то, что в данный момент чувствуют другие? Что это: сопереживание, причастность, сострадание? Скорее, эмпатия. Это явление, которое психологи и физиологи изучают уже больше века, но до сих пор не могут точно сказать, что она за зверь такой, что вполне типично для науки. А мы попытаемся понять, как все начиналось, чем продолжилось и что в тренде сейчас.

О первых попытках разобраться

Эмпатию стали изучать в начале прошлого века, и первое научное определение ей придумал американский психолог Эдвард Титченер, объединив два понятия: английское «симпатия» и немецкое «вчувствование». На обыденном уровне эмпатией стали называть сильное чувство сопереживания другому существу, при котором его чувства и эмоции воспринимаются как свои собственные.

Сейчас определений существуют сотни, и каждая область знаний трактует эмпатию по-своему.

Психиатр и автор книги «Наука об эмпатии и эмпатах» Джудит Орлофф говорит еще о четырех возможных объяснениях эмпатии. Одно из них — наша способность к синестезии. Иногда наши чувства как бы сдваиваются, и, к примеру, слушая Шопена, мы видим определенные цвета или ощущаем запахи. То же самое происходит с восприятием состояния другого человека: мы видим, как он плачет, вспоминаем, из-за чего когда-то плакали сами, и на глаза наворачиваются слезы.

На протяжении последних десятилетий интерес к явлению стали проявлять нейробиологи. Они пытаются объяснить, что происходит с нашим мозгом во время процесса «вчувствования», и выдвигают теорию о зеркальных нейронах — клетках мозга, которые способны отражать чужие эмоции, погружая нас в состояние другого человека. У этой идеи много сторонников и не меньше противников, но суть остается прежней: эмпатия — это некая невидимая связь между особями одного вида, которая помогает им сосуществовать в этом большом и жестоком мире.

О видах эмпатии

К счастью, все ученые сошлись на том, что эмпатию можно условно разделить на два типа: когнитивную и эмоциональную. Первая завязана на наше умение «залезать в чужую обувь» силой мысли. Скажем, вашему другу предложили две работы, и ему нужно выбрать одну из них. Чтобы помочь, вы попытаетесь начать мыслить как он и будете опираться именно на его, а не свою жизненную ситуацию.

Вторая, эмоциональная, эмпатия возникает на чувственном уровне. Нам сложно ее объяснить, мы не можем ее контролировать. Плачущие дети, умирающие от смеха взрослые редко оставляют нас равнодушными, даже если это совершенно незнакомые нам люди. Здесь же стоит сделать оговорку и сказать, что эмоциональную эмпатию мы испытываем с разной силой, и зависит она… Пока непонятно от чего.

Читайте также:  Основные причины по которым у нас снижается слух

Но однозначно на способность понимать окружающих людей влияет наш образ жизни.

Как развивать в себе эмпатию

Но эти же гаджеты могут нам и помочь. Попробуйте забить слово «empathy» в поисковике PlayMarket или AppStore, и вы обнаружите не один десяток приложений для развития коммуникативных навыков и чувствительности. Как правило, они работают на основе push-up уведомлений с полезными советами, тестов, форумов, а еще упражнений типа «определи эмоцию по селфи» или «угадай, в каком настроении человек, по смайликам, которые он отправил тебе сегодня».

Это все, конечно, шутки ради. Но есть и более продвинутые способы сделать себя лучше. Например, технология M-Pathic-VR разработана учеными из Мичиганского университета специально, чтобы научить молодых врачей сообщать печальные новости родственникам пострадавших. Суть ее заключается в том, что вы разговариваете с виртуальными девушками Делми и Робин, которые тщательно изучают ваше невербальное поведение и в конце общения дают подробную оценку каждому из аспектов коммуникации. А японские айтишники в 2015 г. создали робота-эмпата по имени Пеппер. Он распознает человеческие эмоции по выражению лица, словам и языку тела и в зависимости от этого корректирует свое поведение.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Эмпатия титченер

Традиционно в искусстве, литературе и повседневной жизни гуманизация отношений между людьми связывается с сочувствием, состраданием, умением понять другого человека, понять его таким, каков он есть, проникнуться его радостями и печалями. В психологии эти важнейшие характеристики человека обобщены в понятии «эмпатия». В силу своей неизменной актуальности проблема сострадания, сочувствия привлекала внимание людей с давних пор.

Древнегреческие стоики утверждали, что существует некая духовная общность между людьми, благодаря которой они сочувствуют друг другу. В Древней Греции сострадание почиталось столь высоко, что в честь него был воздвигнут алтарь. В древнем Китае сочувствие было внесено в реестр основных добродетелей человека.

И в древнегреческой, и в европейской философии отзывчивость на чувства и эмоциональные переживания других людей называли понятием «симпатия»: от греческого «pathos» («чувство»), приставка «syn» означала «с», т.е. чувствовать с кем-то, сочувствовать. Наряду со словом «симпатия» в греческом языке употреблялось «эмпатейя» — «чувствовать в», вчувствоваться.

У философов и этиков прошлого века понятие «симпатия» означало и сочувствие реакции, и чувство общности людей между собой, и переживание человеком своего единства с природой. В этических системах А. Смита, Г.Спенсера, А.Шопенгауэра симпатия выступала как основа совести, справедливости, альтруизма.

В прошлом веке немецкий философ и психолог Т. Липпс создал теорию познания человеком живых и неживых объектов (объектов природы, произведений искусства). Липпс полагал, что, познавая, человек «вчувствуется» в познаваемый объект; воспринимая его, он находит нечто общее между собой и объектом, и объект открывает человеку свою сущность [11]. Вчувствование как составная часть входит в процесс понимания искусства, природы и человека. В начале XX века теория вчувствования Липпса распространилась в англоязычных странах. В это время в научной психологии и появился сам термин «эмпа-тия», которым Э. Титченер перевел немецкое слово «einfuhlung» («вчувствоваться в») [21].

Среди исследователей эмпатии до сих пор существуют расхождения во мнениях относительно автора, впервые употребившего данный термин. Опираясь на хронологические исследования, можно предположить, что приоритет принадлежит Т. Липпсу, который разграничил понятия «симпатия» и «эмпатия» [11].

Однако в других источниках авторство закреплено за Э. Титченером, который обобщил идеи симпатии и вчувствования Э. Клиффорда и Т. Липпса. Э. Титченер относил эмпатию к разряду сложных чувств, в которых существенную роль играют состояния удовольствия и неудовольствия [21]. К настоящему моменту в мировой психологии существует достаточно много литературных источников по проблемам эмпатии, истории развития представлений о ней в философии и психологии. Обзорные работы по проблемам эмпатии изобилуют десятками определений и подходов к ее изучению.

Исходные теоретические основы исследования феномена эмпатии изложены в трудах представителей субъективно-идеалистической психологии — Т. Липпса, А. Бена, Т. Рибо. Впоследствии проблемам эмпатии уделялось значительное внимание в трудах таких западных психологов, как В. Ли, Г. Лотце, У. Макдауголл, Р. Фишер и др. [18].

Т. Липпс исследовал эмпатическую перцепцию в процессе познания и ориентировку в своих собственных отношениях как основу для отражения мира вещей, ставя при этом акцент на выделении внутренней связи и единства в субъект-объектных отношениях. В концепции Т. Липпса процесс межличностного познания основывается на механизмах проекции психологических свойств субъекта на воспринимаемую реальность, а познание «жизненных проявлений» других людей является своеобразной формой умственной активности. Поскольку такой уровень знаний невозможно приобрести на основе только чувственного восприятия, необходимо внутреннее переживание воспринимаемого содержания [12].

А. Беном, другим представителем интроспективной психологии, внесен значительный вклад в психологизацию понятия «эмпатия». А. Бен рассматривал ее в качестве разновидности эмоциональных явлений, отмечая, что человек не в состоянии симпатизировать переживаниям, выходящим за пределы эмоциональной памяти и индивидуального эмоционального опыта [19]. Анализируя условия, лежащие в основе возникновения симпатии, А. Бен фокусировал внимание на предварительном знакомстве субъекта с воспринимаемыми переживаниями, на положительной установке к объекту эмпатии, информативности вербальных и невербальных средств коммуникации, индивидуальных различиях эмоциональной сензитивности. Анализируя онтогенетический процесс развития чувственной сферы человека, Т. Рибо сопоставлял симпатию (или эмпатию) с развитием свойств, в которые входят интеллектуальные «элементы чувствований», основанные на единстве представлений, позволяющих согласовывать чувства и поступки [15, с.206].

Итак, сторонники субъективного идеализма выделили аспекты эмпатии в процессе познания и восприятия окружающей действительности, определили место эмпатии в интра- и интерпсихических проявлениях личности, поставили проблему обратной связи в субъект-объектных отношениях. Вместе с тем, механистический подход к инстинктивному проецированию эмпатии на воспринимаемую человеком реальность не раскрывает природу эмпатии как психического явления и опускает функциональный аспект эмпатического взаимодействия. Бихевиористическая концепция представила феномен эмпатии в виде специфической эмоциональной реакции на воздействие социальной среды без значимой нагрузки психических состояний субъекта [22; 23].

Сторонники этого направления считают, что в межличностном взаимодействии обобщенные «подкрепители» (внимание, уважение, одобрение других) имеют существенное значение.

Так, в исследованиях М.Л. Хоффмана, американского психолога, эмпатия рассматривается как аффект человека, наблюдающего за состоянием другого; при этом внимание исследователя акцентируется на познавательном компоненте эмпатии и различных аспектах эмпатического взаимодействия. По мнению М.Л. Хоффмана, в основе социального научения лежит теория замещающего переживания, в основу которой положены факты, подтверждающие, что научение через сопереживание не менее эффективно, чем непосредственное наказание виновника за совершенное действие [23]. При этом, по мнению автора, важное преимущество достигается воображаемым характером эмпатического возбуждения («as if» — если бы). Хоффман полагает, что воспринимаемая информация может вызвать идентичные переживания у объекта и субъекта эмпатии, что все люди имеют одинаковую нервную систему и подвергаются сходным аффективным воздействиям в ходе социализации. Такое рассмотрение природы эмпатии полностью отрицает индивидуальные особенности процессов восприятия и способов переработки информации.

Читайте также:  Лактожиналь инструкция по применению показания, противопоказания, побочное действие – описание Lacto

М. Аргайл, представитель английской необихевиористической школы, рассматривает следующие факторы, обусловливающие эмпатию: способность принимать роли, межличностную мотивацию и наличие данного переживания в эмоциональной памяти эмпатизирующего [22].

Несомненным достоинством концепции бихевиористов является выделение интерактивного аспекта эмпатии. Основные положения этой концепции состоят в том, что:

а) научение происходит через чувственную сферу, т.е. через сопереживание, а возрастные характеристики лишь ограничивают объем и качество выучиваемого материала;

б) научение совершается через подражание, чувствительность к соответствующей информации, тонкую дифференциацию окружающего мира с его подкрепляющими возможностями;

в) научение через сопереживание происходит не менее успешно, чем посредством упражнений (концепция замещающего переживания).

В психоанализе и неопсихоаналитических концепциях имеются описательные сведения о различных аспектах эмпатии; феномен эмпатии рассматривается с точки зрения взаимосвязи аффективных и когнитивных процессов (З. Фрейд, К. Юнг, Е. Блейер, Э. Фромм, Г.С. Салливен, К. Хорни, Т. Рейк).

З. Фрейд отмечает значение эмпатии в ходе социализации личности, выделяя в эмпатическом процессе, прежде всего, его имитационную природу, связывая подражательные механизмы с идентификацией. От идентификации «через подражание идет путь к вживанию, т.е. к пониманию того механизма, который вообще делает возможным нашу позицию по отношению к чужой психической жизни» [19, с.38]. Идентификацию З. Фрейд считает самой ранней и самой первоначальной формой эмоциональной связи с другим лицом, в связи с чем идентификация выступает основным структурным компонентом социализации. Он считал ее бессознательной имитацией поведения взрослых ребенком, позволяющей ему осваивать нравственные нормы общества.

Особое внимание в классическом психоанализе уделено альтруистическим чувствам, представленным как вынужденная форма поведения человека в противоположность биологически заданным бессознательным влечениям к агрессии и разрушению с сопутствующим им эмоциональным насыщением. Подобная амбивалентность чувств, по мнению З. Фрейда, приводит к внутренним противоречиям; при отождествлении себя с другими эти эмоции могут вытесняться, подавляться или сверхкомпенсироваться. Наиболее близкое к современному понятие эмпатии было сформулировано З. Фрейдом в 1905 году в работе «Остроумие и его отношение к бессознательному». Фрейд указывал: «Мы учитываем психическое состояние пациента, ставим себя в это состояние и стараемся понять его, сравнивая со своим собственным» [19, с.67]. Современник З. Фрейда Е. Блейер рассматривал феномен эмпатии под термином «синтония», подразумевая «инстинктивное созвучие с окружающей средой». Эмоциональная сонастроенность представлялась иррациональным и вне-интеллектуальным способом познания социального [28].

К. Юнг понимал эмпатию как «интроекцию объекта, основанную на бессознательной проекции субъектных содержаний» [16, с.243]. Эмпатия, по мнению К. Юнга, предполагает субъективное отношение доверия или уверенности в объекте. Это готовность встретить объект на полпути, субъективная ассимиляция, приводящая к хорошему пониманию между субъектом и объектом или, по крайней мере, изображающая таковое. В противоположность абстракции, ассоциирующейся с интроверсией, эмпатия у К. Юнга соответствует экстравертиро-ванной установке: «Человек с установкой на эмпатию обнаруживает себя в мире, нуждается в его субъективном чувстве, с тем, чтобы иметь жизнь и душу. Он доверчиво наделяет его своим воодушевлением» [16, с.243].

Э. Фромм, Г. Салливен, К. Хорни, Т. Рейк — представители неопсихоанализа -рассматривают эмпатию в виде чисто эмоционального явления [17; 20].

По мнению Э. Фромма, любовь является внутренне присущей человеку сущностью, то есть генетически врожденной потребностью. Э. Фромм анализирует различные формы высших чувств (заботу, ответственность, уважение, заинтересованность), которые, по существу, отражают разные стороны высших форм эмпатии. Однако при этом исследователь терминологически не обращается к феномену эмпатии [20; 21].

Аналогичная позиция отражена в концепции представителя неопсихоаналитической школы Т. Рейка, понимающего любовь как эмоциональное единство партнеров, как растворение личностных границ в интенсивном сопереживании положительных и отрицательных эмоций [23]. Характерно, что эмпатии отведено важное место в понятийном аппарате психоанализа. В частности, данный термин среди прочих фигурирует в недавно изданном «Словаре-справочнике по психоанализу» В.М. Лейбина [16] и других аналогичных изданиях. Важно, что в них подчеркивается сохранение объективного взгляда на истоки и природу переживаний другого человека в эмпатиче-ском процессе. Так, В.М. Лейбин указывает: «Эмпатия предполагает идентификацию аналитика с пациентом. В какой-то степени она напоминает собой проективную идентификацию. Вместе с тем, эмпатия не является такой идентификацией с пациентом, благодаря которой аналитик полностью отождествляет себя с последним. Напротив, обладая возможностью стать сопричастным к внутреннему миру другого человека, аналитик сохраняет способность к дистанцированию от него в плане изложения собственных непредвзятых интерпретаций и выработки приемлемой для конкретной аналитической ситуации стратегии психоаналитической терапии» [10, с.16].

Итак, психоаналитические концепции рассматривают:

а) приоритетное значение бессознательного в проявлении эмоциональных форм поведения на основе имитационной идентификации;

б) идентификацию как первоначальную форму эмоциональной связи, оказывающую влияние на формирование психодинамической структуры и стиля поведения человека в зрелом возрасте;

в) стремление к удовольствию и счастью как проявление бессознательного, сильных мотивов и потребностей, среди которых особенно важны половые и агрессивные побуждения [19].

В основе теоретических положений классиков гуманистического направления А. Маслоу, К. Роджерса, В. Франкла лежат процессы такого восприятия и такой категоризации окружающего мира, в которых перцептивные образы являются важнейшими детерминантами поступков [11; 15; 18]. При этом важно, как человек видит и интерпретирует события, определяет их и на них реагирует. Общим, объединяющим является допущение тенденции личности к самоактуализации, к сохранению и обогащению своего опыта.

Согласно А. Маслоу, хороший психотерапевт способствует самоактуализации личности на основе помощи, оказываемой клиенту в «распознавании им самого себя» [14; 19]. В. Франкл рассматривает «соприсутствие одного человека другому человеку как таковому» и отмечает необходимость восприятия «инаковости» другого человека с любовью [19, с. 16]. При этом любовь понимается В. Франклом как признание права другого человека на индивидуальный способ существования. Новый импульс к развитию представлений об эмпатии был дан К. Роджерсом. Эмпатия стала обсуждаться не только в контексте психотерапии (через клиентоцентрированный подход К. Роджерса) [15], но и в сфере реальной человеческой практики, педагогическом процессе, семейной жизни и т.п. К. Роджерс определял эмпатию как способ существования с другим человеком. Этот способ «подразумевает вхождение в личный мир другого и пребывание в нем «как дома»» [17, с.236].

К. Роджерсу, много исследований посвятившему проблеме эмпатии, принадлежит несколько определений, сделанных в различных публикациях в разное время. Они не противоречат друг другу, но выявляют различные оттенки эмпатических характеристик. Нам же чрезвычайно интересно и поучительно прикоснуться к «лаборатории мысли» великого психолога. В ходе систематизированного изложения своих взглядов, в 1959 году, К. Роджерс предложил одно из определений эмпатии. Оно заключалось в следующем: «Быть в состоянии эмпатии означает воспринимать внутренний мир другого точно, с сохранением эмоциональных и смысловых оттенков. Как будто становишься этим другим, но без потери ощущения «как будто». Так, ощущаешь радость и боль другого, как он их ощущает, и воспринимаешь их причины, как он их воспринимает. Но обязательно должен оставаться оттенок «как будто»: как будто это я радуюсь или огорчаюсь. Если этот оттенок исчезает, то возникает состояние идентификации» [17, с.236].

Ссылка на основную публикацию
Элоком (мазь, крем) от чего помогает, инструкция по применению, цена, отзывы
Элоком лосьон Состав 1 г раствора содержит: Активное вещество: мометазона фуроат - 1,0 мг (0,1 %). Вспомогательные вещества: изопропанол -...
Электронная библиотека ДВГМУ НАРУШЕНИЕ КАРДИОВАСКУЛЯРНОГО РЕФЛЕКСА — ПРИЧИНА ПЕРВИЧНОЙ АРТЕРИАЛЬНОЙ
Изолированная систолическая артериальная гипертония Полный текст: Аннотация Об авторах Список литературы Cited By Аннотация В обзоре обсуждаются различные аспекты изолированной...
Электронная библиотека ДВГМУ ОПЕРАЦИЯ СОАВЕ ПРИ БОЛЕЗНИ ГИРШПРУНГА У ДЕТЕЙ — 50-ЛЕТНИЙ ОПЫТ ПРИМЕНЕН
Хирургическое лечение. Установление диагноза болезни Гиршспрунга — показание к хирургическому вмешательству. Главная цель оперативного лечения (как у детей, так и...
Эльжина® (Elzhina) — инструкция по применению, состав, аналоги препарата, дозировки, побочные действ
Свечи Эльжина – от чего помогает препарат, и как его правильно применять? Вагинальные свечи Эльжина – комбинированное лекарственное средство. Препарат...
Adblock detector