Форсига инструкция по применению

Форсига и другие – новая группа сахароснижающих препаратов на мировом рынке

12 758

Приветствую, дорогие читатели! После серии статей о низкоуглеводной диете, я не надолго хочу отвлечься и предоставить вам новую информацию в сфере фармакологии.
Вероятно многие из вас слышали, что появился новый препарат, снижающий уровень глюкозы, но далеко не многие имеют представление о его действии. В данной статье я хочу познакомить вас с новой группой лекарственных средств при сахарном диабете 2 типа.
Я говорю о препарате под торговым названием “Форсига” от фармацевтической фирмы AstraZeneca (Англия), который был зарегистрирован и одобрен в нашей стране в начале этого года. Однако совсем недавно одобрены еще два препарата из этой группы – Инвокана фирмы Johnson & Johnson (США) и Жардианс фирмы Eli Lilly (США).

В крупных городах врачи уже начали активно назначать препарат Форсига и нарабатывать опыт. Естественно, параллельно проходят постмаркетинговые исследования, которые проводятся уже на реальных пациентах и в крупных масштабах по всему миру. Эта процедура проводится всегда и на любом лекарстве. Именно поэтому я не являюсь сторонницей назначения лекарств сразу, как только они были ободрены и выпущены в продажу.
Бывают случаи, когда в реальной жизни лекарство ведет себя не так, как в лабораторных условиях и должно пройти несколько лет, чтобы убедиться, что никаких серьезных побочных эффектов в краткосрочный период не замечено. Конечно, никто не знает наверняка, что будет, скажем, через 10-20 лет, но если этого бояться, то угроза погибнуть от осложнений декомпенсированного диабета за этот период намного реальнее, нежели вероятностные и недоказанные побочные явления.
В связи с такой моей установкой, я хочу предупредить, что данная статья является ознакомительной. Решение о начале приема нового препарата принимает ваш врач при вашем активном участии.

Форсига (дапаглифлозин) – ингибитор натрий-глюкозного-котранспортера-2 (SGLT2)

Форсига – это торговое название препарата, а действующее вещество называется дапаглифлозин. Фармацевтическая фирма AstraZeneca является родителем данного лекарства и, если фирма решит продать права на выпуск лекарства другим фирмам, например, какой-нибудь индийской фармацевтической кампании, то индийский препарат будет иметь другое торговое название, но состав будет тот же. И лекарство будет являться дженериком, а не оригинальным препаратом.

Отличительной особенностью в названиях действующих веществ этой группы лекарств является, как обычно, их окончание. Все действующие вещества заканчиваются на -глифлозин. Например:

  • Форсига (дапаглифлозин)
  • Инвокана (канаглифлозин)
  • Жардианс (эмпаглифлозин)

Теперь расскажу непосредственный механизм действия Форсиги. Ученые думали-думали, как же еще можно снизить уровень сахара в крови. И уже выработку инсулина стимулировали, и инсулинорезистентность уменьшали, замедляли всасываемость глюкозы, даже влияли на гормональную регуляцию желудка с кишечником. А решение оказалось довольно простым.
Раз почки способны выделять лишнюю глюкозу при превышении определенного почечного порога, то почему бы не понизить этот порог или вовсе выключить механизм обратной абсорбции (всасывания) глюкозы. Пусть глюкоза постоянно выделяется с мочой.

Для тех, кто не очень понимает, что такое почечный порог объясню подробнее. На самом деле та моча, которую вы наблюдаете в течении дня в уборной формируется не сразу. Есть понятие первичной мочи и вторичной. Первичной мочи образуется в несколько раз больше по объему, нежели вторичной в течении суток. Первичная моча проходит повторную фильтрацию и из нее по специальным каналам всасываются обратно в кровь еще полезные организму вещества, которые прошли через так называемый грубый фильтр. За сутки у здорового человека фильтруется примерно 180 г глюкозы, но она полностью всасывается обратно. Сахар начинает появляться в выделяемой моче при поступлении в нефрон более 260–350 мг/мин/1,73 м² .
Первичная моча – это по сути плазма крови, лишенная белков. Обратно всасываются прежде всего ценные электролиты (К, Na, Cl), элементы крови (эритроциты, лейкоциты) и другие вещества, которые могут еще пригодится организму. Также всасывается и глюкоза, если ее уровень не превышает определенный порог. Этот порог называется почечным. У каждого человека он индивидуальный, но в среднем сахар начинает появляться в моче при уровне в крови выше 9-10 ммоль/л.
При определенных обстоятельствах этот порог может снижаться или повышаться, но будем считать, что в среднем это 9 ммоль/л. Итак, когда сахар ниже этого порога, он всасывается обратно с помощью специальных переносчиков глюкозы. Как только сахар становится выше, механизм перестает срабатывать и сахар остается во вторичной моче и выводится из организма. Это своеобразный защитный механизм, чтобы выводить излишки сахара.

Ученые придумали такой препарат, который бы сразу выключал это механизм (блокировал транспортер) и сахар бы полностью уходил во внешнюю среду. Создали своеобразную утечку сахара в буквальном смысле слова))
Так вот этот транспортер называется заумным словом, которое вам и не нужно знать, но все же я скажу – натрий-глюкозного-котранспортер типа 2, а коротко SGLT2. И все препараты относятся к группе ингибиторов натрий-глюкозного-котранспортера типа 2, т. е. коротко ингибиторы SGLT2.

Показания для назаначения Форсига

Форсига и другие препараты из данной группы показаны для пациентов с сахарным диабетом 2 типа с ожирением или без него. Используется в одиночку или в комплексной терапии с другими сахароснижающими препаратами и инсулином.
Однако препаратом первого ряда Форсига не стала, да и не станет скорее всего в ближайшее время. Во-первых, ограничивает в применении цена лекарства, во-вторых, окончательная не изученность, в-третьих, механизм воздействия чисто симптоматический, т.е. этот препарат не лечит, в отличие от таблеток метформина, который влияет на одну из причин диабета 2 типа и, в-четвертых, очень частые побочные эффекты со стороны мочеполовой системы (см. ниже).

Противопоказания для назначения Форсига

  • люди с диабетом 1 типа
  • детский возраст до 18 лет
  • беременность и лактация
  • почечная недостаточность средней и тяжелой степени (КК 2 ) или с терминальной стадией почечной недостаточности
  • возраст 75 лет и старше
  • диабетический кетоацидоз
  • пациенты, принимающие «петлевые» диуретики (фуросемид)
  • непереносимость лактозы
Читайте также:  Брюшная аорта и ее ветви анатомия

Выпускается препарат Форсига в дозе 5 и 10 мг по 28, 30, 56 или 90 шт. Рекомендуемая лечебная доза 10 мг. У пациентов с тяжелыми поражениями печени доза снижается в 2 раза. Принимается препарат один раз в сутки. Лечение может быть в виде монотерапии или в комбинации с другими препаратами. Нужно быть осторожными при использовании совместно с препаратами сульфанилмочевины и инсулином в плане развития гипогликемий. В этом случае нужно уменьшать дозы инсулина и препаратов сульфанилмочевины.

Побочные эффекты препарата

Вот это самый интересный раздел. Что имеется на данный момент?

  • Самыми частыми побочками являются гипогликемии при сочетании вышеуказанных препаратов.
  • Отмечено, что у женщин на ингибиторах SGLT2 чаще развиваются инфекции мочевыводящих путей и половых органов.
  • Негативное влияние на липидный спектр

Сначала были данные, что увеличивается риск рака мочевого пузыря, но позже при проведении дополнительных исследования этот факт опровергли. Посчитали, что случаи выявления не являются статистически значимыми и вполне возможно, что развитие онкологии началось задолго до начала лечения препартом, поскольку специальных исследований на предмет онкологии перед началом лечения не проводилось.
Поскольку глюкоза активно связывает воду и уводит ее за собой, то встречались случаи падения артериального давления и обезвоживания. По этим же соображениям было отмечено снижение массы тела пациентов на 2-5 кг. Похудение произошло скорее всего за счет потери жидкости, а не потери жировой ткани. Так что похудение сомнительно, однако фирма позиционирует препарат, как средство, которое не только снизит сахар в крови, но и поможет похудеть. Дополнительно этот факт пока не исследован.
Редко отмечались следующие побочные эффекты:

  • Запор
  • Повышенное мочеиспускание по ночам
  • Повышение креатинина крови
  • Повышение мочевины крови
  • Зуд половых органов
  • Повышенное потоотделение

И вот недавно наткнулась еще на одно заявление, что на фоне приема данного препарата у нескольких пациентов развился диабетический кетоацидоз, который требовал немедленной госпитализации. В настоящее время выясняются причины развития кетоацидоза в каждом конкретном случае. Пока данные не опубликованы.
В общем исследовательские работы еще пока ведутся и лекарство будет под наблюдением еще много лет. Пока только доказано его относительная безопасность и положительный эффект в снижении уровня глюкозы, но лекарства еще будут сравниваться внутри этой группы, т. е. между собой, а также эффективность по сравнению с лекарствами других групп. Я буду следить за новостями и судьбой этой группы сахароснижающих средств. Подписывайтесь на обновления блога, чтобы не пропустить важную для своей жизни информацию. На этом у меня все. До встречи!

С теплотой и заботой, эндокринолог Диляра Лебедева

С теплотой и заботой, эндокринолог Лебедева Диляра Ильгизовна

«Инвокана»: противостояние с «Джардинс» и «Форсига» продолжается

Всё бы ничего, но SGLT2-ингибитор канаглифлозин Johnson & Johnson увеличивает риск ампутации нижних конечностей.

Коротко

  • «Инвокана» (Invokana, канаглифлозин), за которым стоит «Джонсон энд Джонсон» (Johnson & Johnson), лицензировавшая его у японской «Мицубиси Танабэ фарма» (Mitsubishi Tanabe Pharma), доказал свою способность снижать риск сердечно-сосудистых осложнений на 14% у пациентов с диабетом 2-го типа. Показатель совпадает с таковым для конкурирующего SGLT2-ингибитора «Джардинс» (Jardiance, эмпаглифлозин) авторства «Бёрингер Ингельхайм» (Boehringer Ingelheim) и Илай Лилли» (Eli Lilly), который пришел к нему еще в сентябре 2015 года.
  • И если эмпаглифлозин не продемонстрировал существенного улучшения в уменьшении риска инфаркта или инсульта, канаглифлозин вышел на снижение в пределах 15% и 10% соответственно. Однако эмпаглифлозин располагает явным преимуществом по части сокращения риска смерти от сердечно-сосудистых патологий —на внушительных 38%, притом что канаглифлозин — только на 13%.
  • Проблема «Джонсон энд Джонсон» состоит в том, что применение «Инвокана» приводит к почти удвоенному росту риска ампутации нижних конечностей. На это указывает «чернорамочное» предупреждение в инструкции к препарату.

Подробности

Клинические испытания CANVAS и CANVAS-R фазы III/IV охватили 10142 пациентов с диабетом 2-го типа, большинство из которых страдают
Подробности ➞

Как выяснилось, канаглифлозин на 14% уменьшает риск композитной первичной конечной точки, сочетающей летальный исход из-за сердечно-сосудистых осложнений, несмертельный инфаркт миокарда и несмертельный инсульт. Соответствующие риски, если их разделить, снизились на 13%, 15% и 10%.

Удалось также на 33% сократить риск госпитализации по причине сердечной недостаточности.

Кроме того, «Инвокана» обеспечил защитный эффект почкам, на 40% снизив прогрессирование альбуминурии и уменьшив риск клинически важных композитных ренальных исходов (таких как смерть от почечной недостаточности, заместительная почечная терапия и 40-процентное уменьшение расчетной скорости клубочковой фильтрации).

Частота негативных побочных эффектов оказалась такой же, как в предыдущих исследованиях образца 2016 года. Самое важно: применение канаглифлозина приводит к росту риска ампутации нижних конечностей: 6,3 случаев на тысячу пациенто-лет против 3,4 в группе плацебо. Наивысший абсолютный риск такого неблагоприятного исхода — у пациентов с предшествовавшими ампутациями либо заболеванием периферических сосудов.

Тем временем «Бёрингер Ингельхайм» и Илай Лилли» поспешили сообщить , что в ходе анализа 19 клинических испытаний, вовлекших более чем 12,5 тыс. пациентов с диабетом 2-го типа, « Джардинс » не вызвал роста риска ампутации нижних конечностей, если сравнивать с плацебо: 1,8% против 1,9%.

Свой выпад сделала и «АстраЗенека» (AstraZeneca), оценившая безопасность «Фарсига»/«Форсига» (Farxiga/Forxiga, дапаглифлозин) в ходе 30 клинических исследований, затронувших 9195 пациентов с диабетом 2-го типа: риск составил 0,1% против 0,2% в контрольной группе.

Реакция медицинского сообщества пока неизвестна: не исключено, врачи переведут пациентов с «Инвокана» на «Джардинс» либо «Фарсига»/«Форсига» — по аналогии с тем, как они это сделали, переключив с гипогликемического «Авандия» (Avandia, росиглитазон) на «Актос» (Actos, пиоглитазон) из-за того, что первый был связан с высокими сердечно-сосудистыми рисками.

В 2016 году «Фарсига»/«Форсига», «Джардинс» и «Инвокана» заработали, согласно подсчетам EvaluatePharma, соответственно 907, 256 и 1438 млн долларов.

Читайте также:  Слизь в кале у взрослого причины, симптомы, лечение

Форсига отзывы специалистов

Этот сайт использует файлы cookies, чтобы облегчить вам пользование нашим веб-сайтом. Продолжая использовать этот веб-сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Подробнее о том, как мы пользуемся файлами cookies и как ими управлять, вы можете узнать нажав на ссылку.

Препараты для лечения сахарного диабета 2-го типа, заболевания сложного в диагностике и дорогого в лечении, последние 10 лет находятся на особом контроле Управления по продуктам и лекарствам США (FDA). Причина неусыпного внимания регулятора – разразившийся в 2007 году громкий скандал, вызванный публикацией данных о риске сердечно-сосудистых осложнений при использовании сахароснижающего препарата Авандия (росиглитазон) от GSK. Через год FDA ужесточило требования к новым противодиабетическим средствам, поставив у входа на рынок специальный барьер – клинические исследования (КИ), подтверждающие отсутствие подобных побочных эффектов. С тех пор игроки сегмента, оцениваемого в 2017 году в $237 млрд, совокупно потратили на дополнительные КИ порядка $2 млрд.

Фармпроизводители, конечно же, внакладе не остались, погрузив эти расходы в конечную стоимость препаратов. И когда осенью 2018 года FDA подтвердило свою решимость в борьбе с побочным действием противодиабетических лекарств, против удорожания терапии из-за дополнительных КИ выступили американские пациентские организации и врачи.

О том, как можно и нужно разрешать конфликт между эффективностью, безопасностью и чрезмерной стоимостью лекарств для лечения диабета 2-го типа, Vademecum рассказал профессор Итамар Рац, возглавляющий в университетской больнице Hadassah профильный центр, принимавший участие в международных КИ препарата Форсига (дапаглифлозин) от AstraZeneca.

– Диабет 2-го типа – одно из самых распространенных хронических заболеваний в мире, особенных успехов в борьбе с ним не заметно даже в развитых странах. Почему так?

– Ключевая проблема – провал ранней диагностики и старта лечения. У врачей общей практики (ВОП), увы, не хватает знаний для того, чтобы обнаружить заболевание в самом начале. В мире около 450 млн человек с диабетом, и специалистов, способных обеспечить адекватную терапию, не хватает. Кроме того, долгое время главенствовала одна ошибочная идея – лечить надо пошагово, начиная с образа жизни пациента, затем выписывать сахароснижающие препараты. Но людям трудно меняться, большинство, естественно, с этим не справлялись. Да и препараты выписывались не очень эффективные, например, те, что работают на основе метформина.

Со временем стало понятно: хочешь вылечить диабет, начинать надо с самой ранней стадии и подходить к решению проблемы комплексно. Методику много лет назад предложил Ральф ДеФронзо [профессор, глава диабетического отделения Научного центра здоровья штата Техас. – Vademecum] – лечение с помощью комбинации препаратов сразу после постановки диагноза.

Но идея ДеФронзо не прижилась – ее зарубил побочный эффект препаратов, которые к тому же стоили недешево. И основной вопрос сегодня – лечение на ранней стадии, предотвращающее развитие гипергликемии. И здесь мы вновь возвращаемся к дефициту специалистов и компетентности ВОПов.

– Как тот же ВОП должен проводить диагностику, чтобы обнаружить заболевание на ранней стадии?

– Следить за уровнем глюкозы в крови у пациентов из группы риска: у тех, чьи родственники болели диабетом либо у родителей наблюдались метаболический синдром, гипертония, ожирение, высокий уровень липидов в крови. Пациенты, ведущие «сидячий» образ жизни, а таковых большинство, тоже должны быть объектом особого внимания. Наилучший, но не с организационной точки зрения, способ диагностики – тест на глюкозотолерантность, когда пациенту выдают 75 г сахара, а затем проводят замеры уровня сахара в крови через час, два, три. Конечно, времени на это у врача нет. Представьте, если каждому потенциальному диабетику в России такой тест проводить? Не получится.

Поэтому наиболее приемлемым вариантом мне видится анализ глюкозы в плазме. Если показатель выше 100 – пациент уже находится в предиабетическом состоянии. Добавим к этому тест гликированного гемоглобина (HbA1c), который покажет среднее содержание сахара в крови за период до трех месяцев. Если показатель в диапазоне 5–6,4, то это предиабетическое состояние. Если больше 6,4 – это уже диабет. Важно вовремя направить пациента на эти анализы – не только ради выявления диабета как такового, а ради предупреждения осложнений: у таких пациентов высок риск развития сердечно-сосудистых заболеваний, почечной недостаточности. Даже на стадии предиабета.

– В России в таком состоянии, по оценкам экспертов, пребывают не менее 20 млн человек.

– Трудности есть по всему миру. Во-первых, за пациентами с сахарным диабетом 2-го типа плохо наблюдают. Что значит хорошее наблюдение? Это стабилизация показателя гликированного гемоглобина на уровне ниже 7. Такого вы не найдете даже у половины пациентов. Во-вторых, таких пациентов плохо лечат – не пытаются предотвратить деградацию функции почек и сердечную недостаточность. Если они уже есть, то, как ни снижай уровень глюкозы, это не поможет. Это даст какие-то плюсы, но пробел не восполнит. Только вдумайтесь: количество сердечно-сосудистых заболеваний у людей с диабетом 2-го типа в среднем в два раза выше, чем у других категорий пациентов, количество случаев сердечной недостаточности – больше в 4-5 раз.

– Какова вероятность развития осложнений?

– Риск развития сердечной недостаточности в процессе заболевания, то есть уже во время терапии, достигает 15%, равно как и почечной недостаточности. С другими заболеваниями – такими, как, например, ретинопатия, мы смогли достичь отличных результатов, снизив риск с 5-6% до 1-2%. Что касается диабетической стопы, то в большинстве стран ампутация уже редкость – до 5% от общего числа диабетиков. Кстати, язва встречается чаще – до 10%. Цифры по язве тоже падают, но не так быстро, как хотелось бы.

Проблема еще и в том, что лечить пациента принято тогда, когда у него уже есть клинические симптомы. Но если показатель расчетной скорости клубочковой фильтрации почек опускается до 50 или 40, то это значит, что почки функционируют только на 40%, то есть лечить человека уже слишком поздно. С сердцем ситуация аналогичная. Если пациент дотерпел до сердечной недостаточности, то починить ничего не получится. Лечить надо тогда, когда пациент чувствует себя здоровым.

Читайте также:  Диета при повышенном гемоглобине у мужчин, какие продукты понижают гемоглобин

– Что этому мешает, если диагноз уже поставлен?

– Скажу на примере Израиля. Система организована прекрасно, но мы допускаем одну огромную ошибку. Результаты обследования функции почек, на которые опирается доктор, допускают серьезную погрешность в таком показателе, как креатининовый клиренс. Обычно указывается, что он выше или ниже 60. То есть если у вас 65, 75, то вы, получается, здоровы. Хотя у здорового человека показатель 120, а 90 – это уже начало почечной недостаточности. Что мы имеем? Доктор видит показатель «выше 60» и считает, что у пациента нет проблем, дальше смотреть ничего не нужно. Еще сложнее ситуация с сердечной недостаточностью. Пациент ни на что не жалуется, а обследование фракции выброса сердца у многих ни о чем не говорит. Всех диабетиков на ЭКГ не отправишь – это затратно и бессмысленно.

Единственным рабочим вариантом, как мне кажется, может быть лекарственная терапия, конечно, если препарат стоит не слишком дорого и имеет сопряженный сахароснижающему эффект на сердечно-сосудистую систему и почки. Такие препараты на рынке есть, и, во всяком случае, у 30–40% пациентов получится предотвратить почечную или сердечную недостаточность. Не могу сказать, однако, что такой подход популярен даже в Израиле. А в Европе, да и по всему миру, не менее 40% пациентов все еще получают препараты класса сульфонилмочевины – это плохие, небезопасные лекарства. Они могут вызвать гипогликемию, прирост веса, могут даже повысить риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний.

– Зачем их тогда использовать?

– У меня нет этому объяснения. Быть может, Американской и Европейской диабетическим ассоциациям нужно время, чтобы они изучили препараты, чтобы им сказали: «Вот хорошие лекарства, они на рынке уже 10 лет». Думаю, это вопрос времени. В Израиле 600 тысяч больных диабетом 2-го типа на 8 млн человек населения. Это каждый десятый израильтянин старше 20 лет. Лечить его может только врач общей практики.

Единственное, что мы можем сделать, – дать такому врачу лекарство и возможность начать лечение как можно раньше. Знаете, какая средняя продолжительность жизни пациента с диабетом 2-го типа на диализе? Где-то 2,5 года. Если провести трансплантацию почки, то мы продлим жизнь человека до 10 лет, но это крайний метод.

При этом есть сахароснижающие препараты, о которых я говорю, входящие в класс ингибиторов SGLT-2. Как показало наше исследовании Declare, эти препараты безопасны, помогают снизить вес пациента, нормализовать артериальное давление, снизить микро- и макроальбуминурию почек, борются с гипергликемией и, как мы полагаем, позитивно сказываются на работе сердца. Все это важно, так как у 90% диабетиков наблюдается высокое артериальное давление и/или ожирение.

– Исследование Declare, в котором вы принимали участие, как я понял, связано больше с требованиями FDA, нежели с поиском сопряженных эффектов. А что вы думаете по поводу скандала с Авандией, который, собственно, и спровоцировал ужесточение регуляторного контроля над сахароснижающими препаратами?

– Я изначально не был в числе тех, кто обрушился на GSK с обвинениями. На мой взгляд, метаанализ результатов исследования Авандии, представленный в 2008 году, был написан из рук вон плохо. К слову, FDA потом даже выступило с предложением не убирать препарат с рынка. Это не помогло. Знаю, что сейчас в основном используется Актос от Takeda. Он снижает количество сердечно-сосудистых осложнений на 15% – это шикарный результат. Однако Актос противопоказан при менопаузе, может вызвать хрупкость костей, задержку жидкости в организме, увеличение веса, а все это плохо.

– Какие-то препараты класса ингибиторов SGLT-2 уже есть на рынке?

– Да, например, канаглифлозин присутствует на рынке США уже много лет. Или новый препарат на основе эртуглифлозина [одобренный FDA в конце 2017 года Steglatro от MSD. – Vademecum]. На подходе и другие лекарства этой группы, все они будут иметь аналогичные свойства. Однако канаглифлозин критикуют за риск развития диабетической стопы и, как следствие, ампутации. Но, скажем, эмпаглифлозин [от Boehringer Ingelheim. – Vademecum] и дапаглифлозин AstraZeneca – это почти идеальные препараты, которые показаны большинству пациентов с диабетом 2-го типа, если не всем.

– Насколько острой будет конкуренция между Boehringer Ingelheim и AstraZeneca по препаратам этого класса?

– Бизнес конкурентный, это правда, но нам, докторам, все равно. На самом деле, исследование Declare расширяет назначение дапаглифлозина у пациентов даже без сердечно-сосудистых заболеваний. Однако эти исследования нельзя сравнивать друг с другом напрямую, поскольку в них включались разные группы пациентов.

– FDA признало результаты этого исследования?

– Чтобы видеть результаты, мне одобрение FDA не требуется. О каких результатах я говорю? Помимо тех, что названы выше, речь идет о влиянии препарата на почки. Мы брали пациентов с клиренсом креатинина выше 60, то есть вроде бы «здоровых». Раньше мы давали таким пациентам метформин, потом поняли, что после него, если он не помог, надо еще выжидать два-три года, прежде чем назначать что-то еще. А времени, как вы понимаете, у врача нет. Но если давать пациенту метформин в сочетании с ингибитором SGLT-2, то будут снижаться уровень глюкозы, вес, давление и, что немаловажно, мы получим профилактическое действие по поводу почечной недостаточности.

У пациентов с заболеваниями сердца снижается процент инфаркта миокарда, сердечно-сосудистых осложнений, а пациенты с диабетом, но без сопутствующих заболеваний, только выиграют, получив профилактический эффект. Исследование Declare показало главное – препарат абсолютно безопасный. Единственная проблема, которую вижу я, – деньги. Курс лечения может стоить порядка $300 в год. Это немало. Но если подумать, сколько плюсов это принесет, сколько денег можно будет сэкономить в дальнейшем, траты будут оправданы. И я даже не про качество жизни говорю, а только про экономию.

Ссылка на основную публикацию
Формы Женской Груди (7 Видов)
Как определить и измерить размер груди у женщин. Фото, таблица размеров Далеко не все женщины знают свой размер груди, а...
Флебология — Медицинский центр Медина (Электросталь)
3 хирургическое отделение Зав. отд-м Киреев Дмитрий Владимирович хирург высшей категории;специализация: хирургия; онкология; эндоскопия. Седов Игорь Николаевич – хирург первой...
Флемоклав или флемоксин солютаб — что общего и в чём разница Ищем сходства и отличия
Антибиотики в арсенале участкового педиатра для лечения болезней органов дыхания Хотя диагностика и лечение респираторной патологии у детей занимают ведущее...
Формы инфекции и их характеристика; Студопедия
Основы медицинских знаний и здорового образа жизни - тесты для Педкампус с ответами 1. Объективные показатели здоровья человека включают в...
Adblock detector