Чем отличаются друг от друга дислексия и дискалькулия

Дислексия музыкальная

Мне часто задают вопрос: в чем преимущества метода Дейвиса перед другими методами?

Как специалисту мне известен ряд преимуществ, но остановиться я хочу на одном из самых важных: РАННЕЙ ДИАГНОСТИКЕ ДИСЛЕКСИИ.
Дело в том, что в 6-7 лет, многие дети с предрасположенностью к дислексии мало чем отличаются от своих сверстников. Наоборот, они могут проявлять незаурядные способности в своем физическом и интеллектуальном развитии. Разве что иногда они немного более активные, неуклюжие или не очень собранные на фоне своих сверстников. Многие специалисты постсоветской школы считают, что «прыгающие» и «зеркальные» буквы, а также трудности в освоении чтения и письма у детей 6-7 лет — это норма. На самом деле это не так. Просто руководствуясь весьма ограниченным количеством симптомов дислексии, их в арсенале логопеда и дефектолога постсоветской школы всего около 5 -10, они не могут с уверенностью диагностировать дислексию и дисграфию. При таком скудном наличие симптомов понять и оценить уровень отставания ребёнка от нормы, весьма проблематично. В связи с этим, диагноз дислексия, в лучшем случае, озвучивается ближе к 8 — 9 годам, а это уже 2 — 3 класс, реальные трудности, неуспеваемость в школе, накопленный отрицательный опыт и даже отказ от чтения и учебы в целом.

Мы же, западные специалисты, владеющие самыми современными коррекционными «инструментами» и методом Дейвиса, можем поставить диагноз уже в момент подготовки ребенка к школе и сразу начать коррекцию, позволив ему пойти в 1-й класс без особых проблем.

Дело в том, что в рамках метода Дейвиса имеется около 40 симптомов, что дает точную индикацию и сводит возможность ошибки в определении наличия дислексии, дисграфии или дискалькулии, к нулю. Кроме того, мы знаем и обращаем внимание на то, что довольно часто у детей с проблемами освоения чтения и письма, имееется нарушение концентрации внимания. Такие дети легко отвлекаются, не ориентируются во времени, не владеют навыком определения времени по часам, им сложно систематизировать свои действия. Они с трудом осваивают такие навыки, как завязывание шнурков, застегивание мелких пуговиц, прыжки через скакалку, езду на велосипеде или коньках. Им сложно дается рисование фигур и их закрашивание. У них часто несовершенная координация движений (диспраксия) и им приходится трудно в командных играх.

Часто родители и специалисты ошибочно предполагают, что у такого ребенка есть нарушения зрения и слуха, поскольку он с трудом вписывается в строку, имеет ужасный почерк и неоднократно повторяет одни и те же ошибки.

При письме дети с симптомами дислексии часто пропускают буквы, заменяют их другими, пишут лишние элементы в словах, не ставят знаки препинания, забывают начинать предложение с заглавной буквы, пишут сразу несколько слов слитно. У них чаще всего очень неразборчивый, меняющийся в зависимости от различных побочных факторов, почерк.

При чтении дети с дислексией не могут сконцентрироваться на смысле, поскольку буквы у них часто движутся и меняются местами, и само чтение вызывает большие трудности и требует огромного напряжения, из-за которого они иногда жалуются на головную боль, тошноту и головокружение. Они могут «проглатывать» окончания слов или додумывать их, а также часто терять строку и повторять уже прочитанное.

У детей с дислексией могут наблюдаются сложности с устной речью, с выражением собственных мыслей, которые летят быстрее, чем речь, и она становится путанной и невнятной. Иногда они могут не совсем правильно связывать слова и имеют ограниченный словарный запас.

При дислексии у части детей наблюдается нарушение фонематического слуха. Тогда они путают звуки и не могут соотнести их с буквами. В то же время часто наблюдается хороший музыкальный слух. Они легко запоминают мелодии и даже могут подбирать их на музыкальных инструментах, но затрудняются в освоении музыкальной грамоты и запоминании нот. Часто они умеют слышать то, что другим бывает недоступно. Но обратной стороной этой способности является частое и быстрое отвлечение ребенка на посторонние звуки и другие стимулы.

В математике для детей-дислексиков самым трудным является прочтение и понимание условий задач. Не нужно путать это с дискалькулией. Так как трудности в понимании условия задачи — это симптомы дислексии. Просто в вычислениях таким детям легче воспользоваться наглядными способами – счет на пальцах, например. А иногда даже дойдя до правильного ответа, они не могут изложить его письменно. Им легче решать арифметическую задачу, чем задачу со словами.

Большой проблемой для детей с дислексией и симптомами СДВ, является организация времени. Они затрудняются освоить часы и сказать, который час, не могут запомнить к какому времени года относится тот или иной месяц, просто они затрудняются практически во всех причинно-следственных понятиях и могут путать местами часы, минуты и секунды. Им сложно соблюдать назначенное время. Иногда, увлекшись, они могут просто потерять о нем представление.

В поведении детей с дислексией нередко наблюдается нервозность, беспокойство, гиперактивность. Часто их эмоциональная зрелость отстает от возраста. Они могут быть, как ужасно неорганизованны, так и крайне педантичны, как излишне шумны, так и полностью закрыты. Поэтому сверстниками и педагогами они воспринимаются, как очень сложные и неуправляемые.

Все выше сказанное отражается и может привести к сложностям в социализации среди сверстников и, очень часто, к непониманию ситуации учителями. Их зачастую считают ленивыми, слабоумными с недоразвитым интеллектом. Однако у этих детей сохранный интеллект, а потому они очень страдают от своих особенностей, у них повышается уровень тревожности и падает самооценка.

В определении дислексии существует два подхода:

Педагогический – когда под дислексией понимается частичное расстройство процесса чтения, проявляющееся в стойком повторении ошибок. При этом дети могут во всех других аспектах жизни ничем не отличаются от сверстников, и только необходимость ходить в школу и выполнять домашние задания приводят их в уныние и проявляется в неадекватном поведении. Такая форма поддается достаточно легко коррекции специалистом Дейвиса.

Клинико-психологический – когда проверки выявляют явные органические, физиологические мозговые нарушения, обусловленные патологиями развития, особенностями психики и неврологическими заболеваниями. Это могут обнаружить только специалисты. И они же могут назначить необходимые медикаменты, а для облегчения симптомов дислексии ребенку по-прежнему нужны специальные методы коррекции дислексии и сопутствующих учебных проблем.

У людей с дислексией особое восприятие мира, их мозг работает необычно. Несмотря на то, что дислексия является неврологической особенностью, лечить ее практически невозможно, но существуют способы коррекции, которые могут существенно облегчить таким детям и процесс обучения, и жизнь вообще. Главное – понять, диагностировать и своевременно дать ребенку инструменты с помощью которых он сможет справляться с учебными трудностями.

Читайте также:  Французские капли для глаз

В случае с дислексией, специалист, владеющий методом Дейвиса, способен найти ключ к каждому конкретному ребенку и помочь ему овладеть способами корректного восприятия информацией. Он же определяет эффективность и специфику коррекционного курса.

Итак, если ребенок клинически здоров, то для коррекции дислексии очень эффективным является метод Дейвиса. Он помогает приобрести необходимые навыки в обучении, используя сильные стороны ребенка, и направлен не только на изучение симптомов дислексии, но и на саму ее внутреннюю суть. На сегодня это наиболее эффективный метод коррекции дислексии и очень результативный.

Многие не в курсе, что метод Дейвиса создан человеком, родившимся и страдающим от тяжелой формы дислексии. Таким образом его метод — это уникальная точка зрения, обобщенная и основанная на собственном жизненном опыте. Это подход человека, знающего не понаслышке, что происходит в голове у ребенка с дислексией, который мыслит, в отличие от обычных людей, образами, а не словами. Дейвис осознал эту проблему «изнутри», а потому смог создать единую систему преодоления этих симптомов. Вероятно поэтому, попадая к нам, дети с дислексией, видят, что их понимают и охотно занимаются по этой методике. Перед ними открывается новый мир, им начинает удаваться то, что раньше было недоступно, и они приобретают уверенность в себе.

Иногда, чтобы коррекция была более эффективной, мы предлагаем определенным клиентам посетить других, смежных специалистов, например:
Психолог поможет понять, каковы трудности в социализации ребенка. Насколько ребенок самостоятелен и соответствуют ли его бытовые навыки норме. Насколько ребенок замкнут и есть ли у него проблемы в коммуникации.

Невролог, в случае необходимости, отправит ребенка на томографию или энцефалограмму мозга, допплерографическое исследование сосудов, что позволит выявить необходимость медикаментозной поддержки.

Нейропсихолог по результатам своих исследований может помочь выстроить новые нейронные связи. Процесс этот длительный – 9-12 месяцев, и те, кто предлагает решить проблему за более короткие сроки, просто авантюристы и обращаться к ним не следует. Выстроенные новые нейронные связи — хорошая почва для усвоения инструментов метода Дейвиса.

Поскольку процесс коррекции требует времени, то наряду с желанием самого ребенка и для успешной помощи специалистам, необходимо, чтобы родители принимали активное участие в этом процессе.

В первую очередь надо усвоить и понять, что ваш ребенок мыслит не словами, а образами и картинками. Поэтому от обилия слов и чтения он устает, а описывать образы попросту не умеет. Отсюда и бедный словарный запас, и сумбурная речь, и невнятные высказывания. Поэтому основным является развитие речи ребенка и пополнение его словарного запаса. Но не просто, объясняя ему словами, а используя специальную технику чтения в образах, например такую, как в методе Дейвиса. Основная проблема человека с дислексией не столько в самом чтении, которому его пытаются научить специалисты, не владеющие специальными методами, сколько в понимании прочитанного.

При этом важно понимать, что часто родители и педагоги не проявляют деликатности, нервничают и показывают свое нетерпение. Что, конечно же, в случае с дислексией и дисграфией приводит к отказу от занятий чтением и письмом. Ведь любой человек старается избегать неудач и теряет интерес к занятиям, если они ему не даются, и он чувствует давление и раздражение со стороны. Поэтому ребенка с дислексией, особенно до курса коррекции, не следует заставлять читать. Ребенок с дислексией должен пройти коррекцию, где его научат правильным навыкам чтения и письма. А родители на период коррекции должны взять чтение на себя или стараться знакомить его с информацией другими, доступными сегодня, путями. Это аудиокниги и аудиоспектакли, фильмы и театральные постановки, художественные выставки и концерты.

Поскольку, как говорилось ранее, дети с дислексией часто имеют проблемы с координацией движения (диспраксию), большую помощь им могут оказать занятия спортом и различные дыхательные упражнения. Часто детям с дислексией и СДВ не подходят командные виды спорта, но хорошо помогают общеразвивающие упражнения на разные группы мышц и упражнения, укрепляющие вестибулярный аппарат такие как: ходьба, танцы, плавание, ушу и др.

Несмотря на вышеперечисленные проблемы, мы, специалисты метода_Дейвиса, утверждаем, что дислексия – это не приговор! Просто необходимо запастись терпением и оказать ребенку необходимую помощь и поддержку.

Не забывайте, что методу Дейвиса уже более 30 лет, он завоевал авторитет в более чем 40 странах мира, где существуют подобные центру DARON центры коррекции дислексии. Kнига «Дар дислексии» переведена на 21 язык. Методисты центра DARON владеют несколькими иностранными языками, а потому могут впоследствии провести курс коррекции и на иностранном языке. Курс проводится в динамичной обстановке, без монотонных заданий, и несмотря на 6 часов занятий в день, не вызывает переутомления и отказа от занятий. И детям, и взрослым нравится специфическая форма подачи материала и умение методистов центра DARON установить доверительные отношения с первых минут занятий. В рамках курса Дейвиса присутствуют элементы творчества, а это часто помогает открыть потенциал, являющийся сильной стороной человека с дислексией, на который можно опираться в дальнейшем.

Главное – это то, что метод Дейвиса не имеет возрастных ограничений и всегда дает положительные, видимые результаты в течение непродолжительного времени. Курс длится всего 5 дней или 30 часов.

C уважением, Лора Закон,
Методист Международной Ассоциации Дейвиса,
Директор международного центра коррекции дислексии DARON.

Дислексия музыкальная

Да, есть понятие «образовательная система», которая подразумевает передачу информации по той или иной схеме. Но если вы понимаете, что методы общеобразовательной школы не подходят вашему ребенку, это вовсе не означает, что на человеке можно ставить крест. Вы же видите, что ребенок неглупый. Имейте смелость положиться на его врожденный интеллект и отправиться на поиски другой системы, в которой ребенку будет комфортно и удобно. Кто знает, возможно, в вашей семье растет гений, а вы упреками и угрозами просто сломите его в очень раннем возрасте.

«Я благодарна России за то, что здесь есть возможность домашнего обучения для детей, закрепленная на законодательном уровне. Система образования не справляется с большим многообразием особенностей и разновидностей детей. Есть единственный экзамен на сегодняшний день, который подтверждает готовность человека ко взрослой жизни (хотя я тоже с ним не согласна, но пусть он будет). Это ЕГЭ (ОГЭ). Перед подготовкой к этому экзамену родители нанимают своим детям репетиторов, школа увеличивает часы тех или иных предметов, чтобы ребенок сдал экзамен и имел возможность поступить в вуз. Так зачем же сейчас насильно корректировать своего ребенка с целью подготовки его к тому важному экзамену, который ждет его в 16 лет? У вас в запасе есть девять лет на то, чтобы совершенно не спеша, в своем ритме образовываться вместе со своим ребенком. В качестве альтернативы средней школе можно рассматривать онлайн-образование. На сегодняшний день существует масса бесплатных и недорогих программ, по которым ребенок в интересной игровой манере может обучаться всему самостоятельно. Кроме того, если дислексия сильно выражена, то в школе ребенок неминуемо столкнется с буллингом».

Читайте также:  ПА, невроз, агорафобия, аритмия форум доктора Горбатова - отзывы, симптомы, лечение 269121516

На сегодняшний день много специалистов начали корректировать дислексиков. Для начала хочу отметить совершенную неприемлемость самого термина «коррекция». Как вообще в современном мире один мозг может корректировать другой? Кто определяет, какой мозг правильный, а какой — нет? Как по мне, это совершенно невозможно. Даже слово «помощь» не подходит в данном случае, потому что все, в чем нуждается ребенок с дислексией, — это доверие и внимание. Просто постараться доносить информацию до него не шаблонно, расшифровывать ее путем собственных ассоциаций и мнения по тому или иному вопросу. Ребенок, в свою очередь, примет информацию от вас и будет формировать свои ассоциации и понимание.

Дислексия — это не синоним слову «тупой». Просто информацию из мира консерваторов и правил ребенок не может вложить в свою память как должное. Ему нужно понять и разобраться во всем, а на это требуется время. Когда он разберется, выстроит определенную логику в своей хаотичной голове, тогда он выдаст вам в ответ информацию, которую понял, а не ту, которую запомнил. Это важно! Его память действует как набор образов. Поэтому сухие правила, не подтвержденные примерами, ему очень сложны для запоминания.

В современном мире, где каждый человек — это бренд и может стать успешным благодаря тому, что просто остается собой и делает то, что нравится, как по мне, просто глупо запускать ребенка в душный класс и заставлять изучать правила по некрасивым учебникам. Которые, как доподлинно известно большинству взрослых, на 85% никогда ему не пригодятся. А для общего развития в мире существует куча других интересных вещей.

Мы вместе с моим сыном познаем мир, я показываю ему и простым языком объясняю все бытовые моменты. Мы готовим еду, ходим платить за воду и электричество, выполняем работу по дому. Он абсолютно адаптирован, знает все бытовые тонкости и прекрасно понимает, где и с какими трудностями он может столкнуться. А иногда даже в каких-то вещах он может меня чему-то научить. Совсем недавно мы начали жить в своем доме и сейчас вместе с ним изучаем и осваиваем жизнь в деревне рядом с лесом, а это же все непрерывное познание.

То свободное время, которое он не тратит в школе, он может посвятить своему любимому делу. Заниматься тем, чем ему хочется. У нас семья путешественников. Считаю, лучшее, что я могу дать своему сыну, — это возможность увидеть мир. Мы окунаемся в жизнь различных народов и изучаем особенности проживания в той или иной стране. Так зачем же мне подсовывать ему тусклые картинки с изображениями стран при изучении географии, если он всё видит своими глазами и в итоге будет знать ее лучше любого отличника. Ребенку надо дать правильное общество, в котором у него мог бы возникнуть интерес к математике, физике, изобразительному искусству или чему угодно. Главное — показать ему всё многообразие красок, которые представлены в мире, а он уже сам выберет, каким цветом и что ему нарисовать. Нужно возбуждать и поддерживать желание любознательности, а не убивать естественный интерес грубой формулировкой «ты должен».

Мой сын очень свободный, он общается с моими близкими друзьями и знакомыми. И они готовы принимать его у себя в гостях. А быть в гостях и принимать гостей — это тоже очень познавательно. Гостеприимство (я сама коуч гостеприимства) — это высшая степень познания мира. Моя задача — не дать ему теорию по верхам, чтобы просто ЕГЭ написать, а приблизить его к чувству самодостаточности. Он должен уметь меняться в зависимости от ситуации и места, в котором он оказывается. Человек должен меняться всегда, его присутствие в любом моменте жизни должно быть наполнено радостью. Но тем не менее раз в год мы проходим аттестацию, чтобы все равно поддерживать уровень образованности и в пределах установленной системы тоже.

Facebook

  • हिन्दी
  • Русский
  • Nederlands
  • Frysk
  • English (US)
  • Polski
  • Türkçe
  • Deutsch
  • Français (France)
  • Español
  • العربية
  • साइन अप करें
  • लॉग इन करें
  • Messenger
  • Facebook Lite
  • Watch
  • लोग
  • पेज
  • पेज श्रेणियाँ
  • स्थान
  • खेल
  • स्थान
  • Marketplace
  • Facebook Pay
  • समूह
  • Oculus
  • पोर्टल
  • Instagram
  • स्थानीय
  • अनुदान संचय
  • सेवाएँ
  • परिचय
  • विज्ञापन बनाएँ
  • पेज बनाएँ
  • डेवलपर
  • करियर
  • प्राइवेसी
  • कुकी
  • विज्ञापन विकल्प
  • शर्तें
  • हेल्प सेंटर
  • सेटिंग
  • एक्टिविटी लॉग

МУЗЫКАЛЬНАЯ ДИСЛЕКСИЯ — ДИСМУЗИЯ.

Говоря о музыкальном образовании в западном мире, часто подчеркивают понятие музыкальной грамотности, т.е. умение свободно читать музыкальные тексты, ноты. Думаю вы догадываетесь, что это не легкая задача даже для профессиональных музыкантов. Что законно вызывает вопрос: «Cуществует ли такое явление, как # ДИСМУЗИЯ » или # музыкальная_дислексия ?»
Дисмузия (музыкальная дислексия) или неспособность читать ноты, т.е. явление подобное дислексии или дискалькулии, когда человек неспособен читать буквы, знаки препинания или математические знаки и символы.

# Дислексия — это неврологическая особенность влияющая на нарушение обучаемости, состоящая в том, что мозг не способен обрабатывать написанное слово, даже если человека надлежащим образом обучали чтению. Исследователи спорят о причинах этого явления и методах лечения, однако в настоящее время доминирует теория, согласно которой люди, страдающие дислексией, не способны к фонологической обработке слова, т.е. не могут, видя символ (букву или фонему), соотнести его со звуком речи. Дислексию до сих пор в состоянии диагностировать только очень узкий круг специалистов и полагают, что от нее страдает более 10% популяции мира.
В 2000 году Нейл Гордон, детский невролог, предположил и выдвинул идею музыкальной дислексии (дисмузии), основываясь на многочисленных свидетельствах того, что области мозга, участвующие в чтении музыкальных знаков и чтение текста, различны.
Мысль о том, что #дислексия оказывает влияние на прочтение неязыковых символов, не является новой. Например, такая неврологическая особенность, как # дискалькулия ( # Dyscalculia ) — это трудность с восприятием и освоением математических символов. Недавние исследования подтверждают, что дислексию и дискалькулию можно выделить, как уникальное, самостоятельное явления со своими причинами. Считается, что дискалькулия связана с дефицитом в теменной доли мозга, участвующей в обработке пространственной информации. Если мозг обрабатывает слова и математические символы по-разному, почему не быть специальному способу и для обработки музыкальных символов?
Дело в том, что в чтение музыки вовлечен весь мозг.
Музыкальная знаковая система, подобно языковой, является высокоразвитой системой кодирования. Это позволяет ей быть записанной и передаваться от композитора к исполнителю. Однако музыка, в отличие от языка, использует пространственное обозначение для высоты звука. Страница разделена на нотные линейки по пять строк в каждой. Основное правило состоит в том, что чем выше символ расположен на линейке, тем выше тон.
В отличие от букв в тексте, ноты могут быть объединены, что обозначает одновременное исполнение нескольких нот — аккорды. В музыке также используется система символов, обозначающая, как следует исполнять ноты. Эти символы могут обозначать продолжительность (ритм), громкость и другие черты исполнения. В музыке также используются письменные слова, обозначающие характер выразительности самой музыки или стихотворный текст, на эту музыку положенный. Текст может быть написан на языке, неизвестном исполнителю.
Такое различие внешних черт письменных систем позволяет предположить, что мозг читает музыку и текст разным способом. Скорее всего так оно и есть в действительности, по крайней мере, до определенной степени. Возможно, что при чтении музыки и текста задействованы разные системы мозга.
Понятно, что для нашего мозга чтение музыки — это широкая, мультимодальная деятельность, в которой одновременно участвуют различные зоны мозга. Сюда относятся моторная, зрительная, слуховая, аудиовизуальная, соматосенсорная, теменная и лобная зоны, а также оба полушария и мозжечок, что делает чтение музыки поистине общим делом всего мозга. Однозначно, что тренировки и музыкальные упражнения усиливают нейронные связи. Даже чтение одной ноты активирует у музыканта сложную нейронную сеть. Хотя часть этой сети задействована и при чтении музыки, и при чтении текста, системы, необходимые для этих видов деятельности, во многом независимы. Предположительно, схемы активации зон мозга при чтении текста и музыки различны.
Наличие проблем головного мозга, особенно если они распространяются, как это было в случае с композитором Морисом Равелем, известному широкой публике благодаря своему «Болеро», с высокой вероятностью лишает человека способности как к чтению текста, так и к чтению музыки. Равель страдал одной из форм лобно-височной деменции.
Однако в ряде случаев более локальное поражение мозга лишает человека способности читать одну из систем кодирования, способность же читать другую сохраняется.
Ян Мак Дональд, невролог и пианист-любитель, задокументировал собственную потерю и восстановление способности прочтения музыкальных текстов, после инсульта, при том что способность обычного чтения у него не была затронута.
Имеются описания случая профессиональной пианистки, которая из-за дегенеративного заболевания головного мозга (Posterior Cortical Atrophy) потеряла способность чтения нот, сохранив при этом обычный навык чтения на протяжении долгих лет. Другие случаи, демонстрируют обратную картину: музыкант потерявший способность читать, сохранил способность освоения музыкальных текстов.

Читайте также:  Польза и вред граната при беременности свежие фрукты, гранатовый сок и масло

Случаи, когда поражение мозга по-разному отражаются на музыкальных и языковых способностях, вызывают интерес ученых уже не одно столетие. Самое раннее сообщение о человеке, который мог петь, но не мог говорить, можно найти в статье за 1745 год, «О немом, который мог петь».
В не столь отдаленное от нас время, русский композитор Виссарион Шабалин после тяжелого инсульта утратил дар речи, но сохранил способность сочинять музыку. Сохранение способности петь при утрате речевых навыков сделало возможным создание такого метода музыкальной терапии, как мелодико-интонационная терапия (Melodic Intonation Therapy), которая по своей сути, заменяет речь пением. Это позволяет пациентам осуществлять вербальную коммуникацию. Эти и многие другие случаи показывают, что музыка и речь являются в определенной степени независимыми неврологическими процессами.
Независимые аспекты способности чтения могут иметь место и внутри общей способности чтения нот. Известны случаи, когда музыканты теряли способность читать тональность, но сохраняли способность читать ритм, и наоборот. Имеются исследования, проведенные с помощью МРТ подтверждающие, что мозг обрабатывает высоту звука (тональность), как пространственную информацию, а ритм, как узнавание символа, т.е. по-разному.

Музыкальная или нотная дислексия (дисмузия).
Современные исследования приближают нас к ответу на вопрос, каков специфический механизм музыкальной дислексии. Этот дефицит восприятия знаков может касаться высоты, тональности или только музыкальных символов, бывает, что и того, и другого. Однако до сих пор не известно ни одного случая, который можно было бы без всяких сомнений назвать музыкальной дислексией и хотя ученные подошли близко к этому, чтобы определить, как дислексия влияет на способность читать ноты, но окончательного результата пока нет.
В развитых странах детей обязательно учат читать тексты, но не всегда учат читать ноты. Даже когда их этому учат, неспособность читать ноты обычно не расценивают как серьезный повод для беспокойства. Многие талантливые музыканты, с абсолютным слухом, способны работать на высоком профессиональном уровне, просто заучивая музыку на слух. Среди музыкантов можно наблюдать самые различные уровни способности к чтению нот. Это особенно заметно при чтении нот с листа (первом исполнении музыкального произведения). Определение понятия музыкальная дислексия сможет помочь многим людям и объяснить, почему одни музыканты хорошо читают ноты с листа, а другие нет.
Меня, как специалиста в области коррекции дислексии, этот вопрос волнует по-особому, потому, что даже если ребёнок музыкально одарён, как правило, он не может найти воплощения этому Дару.
Даже при наличии хорошего слуха, # ребенок_с_дислексией , затрудняется освоить музыкальную грамоту и плохо ориентируется в нотах. Прогноз, как сложится его музыкальная карьера, дать невозможно, обычно такой ребенок не задерживается и в музыкальной школе, так как не может научиться играть с листа, разочаровывается, устает и отказывается от очередной мечты, даже при наличии явных музыкальных способностей.
# Метод_Дейвиса — единственный, который позволяет разрешить и скорректировать музыкальную или так называемую нотную дислексию.
Только в центре DARON, есть специалисты, которые владеют техникой освоения музыкальной грамоты методом Дейвиса.

С уважением.
Лора Закон.
Руководитель Международного центра DARON
Методист Международной Ассоциации Дейвиса

Ссылка на основную публикацию
Чем опасен варикоз признаки и последствия
Последствия варикоза: не так страшен он сам, как его последствия Последствия варикоза – проблема едва ли не более серьезная, чем...
Чем вредны асбестоцементные плиты
Вред асбеста для здоровья человека — две противоположные версии Вопрос: Вреден ли асбест и асбестосодержащие материалы для здоровья человека? Есть...
Чем выжечь бородавку лучшие средства
Современное устройство для удаления бородавок ВАРТНЕР: найти и… заморозить! Маленькая, да удаленькая… Бородавка — это доброкачественная эпителиальная опухоль, возникновение которой...
Чем опасен описторхоз и как его предотвратить
Чем опасен описторхоз и как его предотвратить По данным специалистов, водоемы нашего округа на 80 % и более поражены личинками...
Adblock detector